Официальные документы
Органы управления
Реквизиты
Пресса о нас
Контактная информация


 
 
Программа воссоздания собора
St. Catherine Cathedral’s Reconstruction Program
Музей истории храмов Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей
Именной кирпич - в стену храма
Именной колокол – храму
Позолотим купола всем миром!
Шары над Соборной площадью
Екатерининский собор в цифрах и фактах
 
 
 
Карта сайта
Гостевая книга
Страница поиска

Из обращения митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира в день памяти святой великомученицы Екатерины

 
Главная / О соборе / Летопись собора

Летопись собора святой Екатерины в Царском Селе

1917 - 1991

 • 1917 год

25 октября – в стране состоялся революционный переворот. Захват власти большевиками. Провозглашение власти Советов.

 29 октября – из книги Джона Рида “Десять дней, которые потрясли весь мир”: “...В воскресенье 29 октября, казаки под колокольный звон всех церквей вступили в Царское Село, причем сам Керенский ехал на белом коне… ”

30 октября – на Пулковских высотах погибла отправленная на подавление похода Керенского и Краснова секретарь Василеостровского РК партии, член ревштаба района Вера Клементьевна (Берта Брониславовна) Слуцкая (в 1918 году в ее честь переименовали город Павловск). Из книги Джона Рида: “…с бронированного поезда, в котором ехал сам Керенский, кто-то увидал автомобиль и выстрелил из пушки. Снаряд попал в Слуцкую и убил её…”

30 октября - из книги Джона Рида: “В понедельник ещё до полуночи казаки дрогнули и побежали, бросая артиллерию. Пролетарская армия двинулась вперёд длинным, изломанным фронтом и ворвалась в Царское, не дав врагу времени разрушить правительственную радиостанцию…”

31 октября – на окраине Царского Села, возле Кузьминского кладбища у ветки железной дороги убит протоиерей Екатерининского собора Иоанн Кочуров. Из книги Джона Рида: “Я вернулся во дворец Совета в Царское в автомобиле полкового штаба. Здесь всё оставалось, как было: толпы рабочих, солдат и матросов прибывали и уходили, всё кругом было запружено грузовиками, броневиками и пушками, всё ещё звучали в воздухе крики и смех - торжество необычной победы. Сквозь толпу проталкивалось с полдюжины красногвардейцев, среди которых шёл священник. Это был отец Иоанн, говорили они, тот самый, который благословлял казаков, когда они входили в город. Позже мне пришлось услышать, что этот священник был расстрелян”. Из приложения Джона Рида к своей книге: “Вечером, когда войска Керенского отступили из Царского Села, несколько священников организовали крестный ход по улицам, причём обращались к гражданам с речами и уговаривали их поддерживать законную власть, т. е. Временное правительство. Когда казаки очистили город и на улицах появились первые красногвардейцы, то, по рассказам очевидцев, священники стали возбуждать народ против Советов, произнося соответствующие речи на могиле Распутина, находящейся за императорским дворцом. Один из этих священников, отец Иоанн Кочуров, был арестован и расстрелян раздражёнными красногвардейцами”.

31 октября – обыск в квартире Георгия Валентиновича Плеханова.

1 ноября – из приложения Джона Рида к своей книге: “На следующий день петроградские антибольшевистские газеты вышли с заголовком: “У Плеханова температура 39°”. Плеханов жил в Царском Селе и лежал в постели больной. Красногвардейцы вошли в его дом, сделали обыск (искали оружия) и допросили старика. - К какому классу общества вы принадлежите? - спросили они его. - Я революционер и ещё сорок лет тому назад посвятил всю свою жизнь борьбе за свободу, - отвечал Плеханов. - Всё равно, - заявил рабочий, - теперь вы продались буржуазии. Рабочие уже не знали пионера российской социал-демократии Плеханова!”

1 ноября – из дневника князя Владимира Павловича Палея: “Узнали от Анны Богдановны, что один священник царскосельский расстрелян, а два или три других арестованы. Это за служение молебнов во время боя и за устройство крестного хода по Царскому. Теперь я себе объясняю жуткий колокольный звон, до боли диссонировавший с еще более жуткой канонадой. Голоса Добра и Зла! Но что может быть хуже расстрела, служба церковная в Царском запрещена. Разве это не знамение времени? Разве не ясно, к чему мы идем и чем это кончится? Падением монархий, одна за другой, ограничением прав христиан, всемирной республикой и - несомненно! - всемирной же тиранией...”

4 ноября - в склепе Екатерининского собора по просьбе прихожан погребен протоиерей Иоанн Кочуров. Из сообщения руководства Петроградской епархии в газете “Всероссийский Церковно-Общественный Вестник”: “В среду, 8 сего ноября, в 9-й день по кончине протоиерея Иоанна Кочурова, убиенного в Царском Селе 31 октября, будет совершена в Казанском соборе в 3 часа дня архиерейским богослужением панихида по протоиерею Иоанну и всем православным христианам, в междоусобной брани убиенным. Приходское духовенство, свободное от служебных обязанностей по приходу, приглашается на панихиду. Ризы белые”.

8 ноября - по убиенному отцу Иоанну в Казанском соборе Петрограда отслужена панихида. Из обращения Епархиального Совета Петроградской епархии “К духовенству и приходским Советам Петроградской Епархии”: “Дорогие братья! 31 октября с. г. в городе Царском Селе мученически погиб один из добрых пастырей Петроградской епархии, протоиерей местного собора Иоанн Александрович Кочуров. Без всякой вины и повода он был схвачен из своей квартиры, выведен за город и там, на чистом поле, расстрелян обезумевшей толпой. С чувством глубокой скорби узнал эту печальную новость Петроградский Церковно-Епархиальный Совет. И скорбь эта еще более увеличивается от сознания того, что после покойного протоиерея осталась большая семья - шесть человек, без крова и пропитания и без всяких средств к жизни. Бог судья коварным злодеям, насильнически прекратившим молодую еще жизнь. Если они уйдут безнаказанными от суда людского, то не скроются от суда Божиего. Наша же теперь обязанность не только молиться об упокоении души невинного страдальца, но и своею искреннею любовью постараться залечить глубокую и неисцелимую рану, которая нанесена в самое сердце бедных сирот. Прямой долг епархии и епархиального духовенства обеспечить осиротелую семью пастыря-мученика, дать возможность безбедно просуществовать ей и получить детям должное образование. И Церковно-Епархиальный Совет, движимый самыми искренними и возвышенными стремлениями, обращается теперь к духовенству, приходским советам и ко всем православным людям Петроградской епархии с горячим призывом и усерднейше просит, во имя Христовой любви, протянуть руку братской помощи и своей посильной лептой поддержать бедную семью. Эта помощь нужна, и нужна безотлагательно! Его мученическая смерть - это суровое напоминание, грозное предостережение для всех нас. Надо, следовательно, заранее быть готовыми ко всему. И чтобы не оставаться в таком беспомощном положении, как сейчас, надо заранее иметь готовый, определенный фонд на помощь в таких и им подобных случаях, дабы беззащитное духовенство, гонимое и терзаемое, в трудную минуту своей жизни могло иметь материальную поддержку от присных своих. В каждый приход и в каждую Церковь епархии через отцов благочинных будут доставлены особые подписные листы для записи в них добровольных пожертвований и отчислений из церковных сумм как на помощь семье покойного отца протоиерея И. А. Кочурова, так равно и на образование особого, специального фонда для оказания из него помощи духовенству во всех подобных случаях. Большая задача требует и больших средств. Но Церковно-Епархиальный Совет надеется, что при помощи Божией средства эти найдутся. И посильная лепта епархии и духовенства, лепта добровольная и возлагаемая на христианскую помощь каждого, даст возможность отереть слезы несчастных сирот и положить начало тому доброму делу братской помощи, которая так нужна духовенству теперь...”

24 ноября - в престольный праздник Екатерининского собора святитель Вениамин совершил в соборе Божественную литургию. Газета “Всероссийский Церковно-Общественный Вестник” пишет: “Литургия закончилась горячим словом Архипастыря, обратившегося к народу с горячим призывом к единению, любви и братству. Попутно владыка помянул об ужасном событии - расстреле дорогого пастыря местного храма отца Иоанна Кочурова и заметил, что как ни печально это событие, но в нем есть и утешение от сознания, что пастырь отдал жизнь за любовь к Богу и ближним, что он явил собой пример христианского мученичества. Слово Архипастыря произвело на всех сильное впечатление, у многих видны были слезы. По окончании Литургии в усыпальнице собора состоялась заупокойная лития у гроба о. Иоанна. После службы владыка посетил семью почившего в церковном доме”.

Ноябрь - из письма Святейшего Патриарха Тихона вдове почившего пастыря Александре Кочуровой: “С великой скорбью Священный Собор Православной Российской Церкви, а с ним и мерность наша приняли известие о мученической кончине отца протоиерея Иоанна Александровича Кочурова, павшего жертвой ревностного исполнения своего долга. Соединяя молитвы наши с молитвами Священного Собора об упокоении души убиенного протоиерея Иоанна, разделяем великое горе ваше и делаем это с тем большей любовью, что мы близко знали почившего отца протоиерея и всегда высоко ценили его одушевленную и проникновенную пастырскую деятельность. Храним в своем сердце твердое упование, что украшенный венцом мученичества, почивший пастырь предстоит ныне Престолу Божию в лике избранников верного стада Христова. Проникнутый горячим участием к осиротевшей семье вашей, Священный Собор постановил предложить Святейшему Синоду оказать ей необходимое воспособление. Да поможет Господь мужественно перенести ниспосланное Вам, в путях Божиего Промышления, и да сохранит Он Вас и Ваших детей в невредимости среди бурь и напастей настоящего времени. Призываем на Вас и Вашу семью благословение Божие. Патриарх Тихон”.

8 декабря - председателем Царскосельского совета рабочих и солдатских депутатов избран поручик Н. И. Татаринцев, который возглавил городской комитет РСДРП(б). Член партии с 1912 года.

В Павловском дворце закрыта церковь святых первоверховных апостолов Петра и Павла.

• 1918 год

1 января – из дневника Ирины, дочери Иванова-Разумника: “Понедельник. Сегодня мы легли спать в 12 час., потому что встречали Новый год. Около девяти часов (31 декабря) к нам пришли С. Есенин и П. Орешин и сидели до 10 часов”.

1 января – ученым хранителем всех дворцов-музеев назначен художник Всеволод Иванович Яковлев, выпускник Академии художеств (позже – заведующий Объединением Детскосельских и Павловского дворцов-музеев).

8 января – к Екатерининскому собору перемещен на 3-ю священническую вакансию Николай Афанасьевич Беляев, сын протоиерея Афанасия Беляева.

14 января - принято решение о преобразовании художественно-исторической комиссии Георгия Крескентьевича Лукомского в Дирекцию дворцов-музеев. Заведующим всеми пригородными дворцами Петрограда и председателем Совета хранителей назначен известный художник и искусствовед, историк Царского Села Александр Бенуа.

24 января - из Декрета о введении в Российской республике западноевропейского календаря: “Совет Народных Комиссаров постановляет ввести, по истечении января месяца 1918 года, в гражданский обиход новый календарь. В силу этого: 1) Первый день после 31 января сего года считать не 1-м февраля, а 14-м февраля, второй день считать 15-м и т. д.”

24 января - Павловские дворец и парк объявлены Музеем.

17-18 февраля - на IV съезде Советов Царскосельского уезда Царскосельский Совет рабочих и солдатских депутатов и Царскосельский Совет крестьянских депутатов объединены, избран исполком Царскосельского уездного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов.

15 марта – состоялся очередной выпуск в бывшей Николаевской мужской гимназии - последний выпуск гимназистов, в аттестатах которых осталось подлинное имя города. По старой традиции они последними в истории славного учебного заведения получили именные знаки.

31 марта - в храме Московской духовной семинарии Святейшим Патриархом Тихоном в сослужении 4 архиереев и 10 архимандритов и протоиереев совершена первая в истории Русской Православной Церкви XX века “заупокойная Литургия по новым священномученикам и мученикам”. Во время произнесения на заупокойной Литургии и панихиде молитвенных возношений “Об упокоении рабов Божиих, за веру и Церковь Православную убиенных” вслед за первым убиенным архиереем митрополитом Владимиром поминался первый убиенный протоиерей Иоанн - отец Иоанн Кочуров, открывший своей страстотерпческой кончиной исповедническое служение сонма новомучеников Российских XX века.

15 апреля – в городской ратуше на I уездной конференции РКП(б) образована Царскосельская уездная партийная организация.

20 апреля – Дворцовая улица переименована в Красноармейскую улицу, Кадетская улица – в Петроградский бульвар, Конюшенная улица – в Театральную, Стессельская улица – в Рошаля, Леонтьевская улица – в Красную, Средняя улица – в Лидии Суховой, Церковная улица – в Социалистическую.

19 мая - Красная вечерняя газета пишет: “...культурно-просветительский отдел Выборгского районного совета устраивает в воскресенье 19 мая экскурсию в Царское Село с осмотром дворцов. Руководят экскурсией товарищ Луначарский и хранитель дворца В. И. Яковлев”.

19 мая - стартовал ХI розыгрыш Весеннего кубка по футболу, среди участников которого команда “Царское Село”.

12 июня – в Царскосельской тюрьме закрыта церковь святого Николая Чудотворца.

12 июля – проведена очередная конференция Царскосельской организации большевиков.

17 июля - в Екатеринбурге расстреляна Царская Семья.

16 октября - императорская Николаевская мужская гимназия переименована в Детскосельскую первую единую трудовую школу.

20 ноября - Царское Село переименовано в Детское Село имени товарища Урицкого, Павловск – в город Слуцк, в честь революционерки Веры Слуцкой, погибшей 30 октября 1917 года на Пулковских высотах.

На углу Волконской улицы (ныне - Парковая улица) и Гатчинского шоссе в здании Военного госпиталя закрыта церковь святителя Николая Чудотворца, в Царской Славянке (ныне – поселок Динамо) - церковь святой благоверной княгини Ольги в бывшем Ольгинском приюте трудолюбия.

• 1919 год

16 января – из надписи на Знамени Отдельного Детскосельского Коммунистического батальона: “Мы, детскосельские коммунисты, идем в бой с англо-американским империализмом. Наш девиз: “Смерть белой гвардии! Да здравствует всемирное восстание пролетариата! Да здравствует Коммунистический Интернационал! 16 января 1919 года”.

Январь – Царскосельский уезд разделен на три района (Колпинский, Детскосельский и Гатчинский). Городской и уездный Советы объединены в один Детскосельский Совет.

15 мая – из доклада Детскосельского комитета РКП(б) губкому: “При каждой партийной организации созданы боевые отряды, а при уездном комитете - коммунистическая рота; все они сведены в коммунистический батальон…”

25 мая – состоялась товарищеская встреча по футболу между командами “Детское Село” - “Триумф” - 9:3.

7 июня – в Павловском вокзале выступил коммунальный хор под управлением старейшины российского цеха хоровиков Александра Архангельского.

4 сентября – Красноармейская (Дворцовая) улица переименована в улицу Карла Маркса, Гусарская улица – в Тюткина, Захаржевская улица – в Володарского, Петроградский бульвар – в Красноармейский, Театральная улица – в Чаплыгина, улица Рошаля – в Красную Звезду, Красная улица – в Труда, Певческий переулок – в Кустов, Магазейная улица – в Карла Либкнехта, Малая улица – в Революции, Фридентальская колония – в Бебеля, Бульварная улица – в Петербургский бульвар, Волконская улица – в шоссе Урицкого, Велиовская улица – в Радищева, Садовая улица – в Пушкина, Софийский бульвар – в Кронштадтский, улица Лидии Суховой – в Коммунаров, Социалистическая (Церковная) – в Пролетарскую, Широкая улица – в Ленина.

5 сентября – из книги Николая Арсеньевича Корнатовского “Борьба за Петроград”: “Детскосельская организация. В результате перерегистрации (членов партии) переведено в кандидаты - 4, в сочувствующие – 2. Исключено - 11. Не подано заявлений при перерегистрации – 8. Осталось после перерегистрации - 74”.

Сентябрь - на Волконской улице (ныне – Парковая улица) закрыта церковь святого благоверного князя Александра Невского – лейб-гвардии 4-го стрелкового императорской фамилии полка.

18 октября – заведующий передатчиком радиостанции “Детское Село” Лев Сергеевич Термен (создатель первого в мире электронного музыкального инструмента терменвокс) лично взорвал 120-метровую мачту Детскосельской радиостанции, после чего “с последним поездом отбыл в Петроград” (“Я живучий, - любил говорить Термен, - моя фамилия наоборот читается “не мрет”).

20 октября – в город вступили войска генерала Юденича, а также легионы эстонцев, шведов и датчан.

21 октября - штаб Юденича оставил Детское Село.

23 октября – из книги “Борьба за Петроград”: “23 октября вечером 7-я армия уже принесла первые победы - были возвращены Советской республике Детское Село и Павловск” (отличившиеся в бою красноармейцы были награждены одеждой. Некий М. В. Матвеев за отличие в бою под Детским Селом был премирован кожаными брюками галифе, которые ныне хранятся в Государственном музее политической истории России).

11 декабря – в Детском Селе на 87-м году жизни скончался выдающийся русский художник-реалист Павел Петрович Чистяков. Погребен на Казанском кладбище.

• 1920 год

1 января - Пулковская обсерватория начала регулярную передачу сигналов точного времени через Детскосельскую радиостанцию имени Подбельского для международных сношений.

4 декабря – из письма Сергея Есенина Иванову-Разумнику в Детское Село: “Дорогой Разумник Васильевич! Простите, ради Бога, за то, что не смог Вам ответить на Ваше письмо и открытку. Так все неожиданно и глупо вышло. Я уже собирался к 25 окт. выехать, и вдруг пришлось вместо Петербурга очутиться в тюрьме ВЧК… Если урвете минутку, то черкните, а я Вам постараюсь выслать “Сорокопуст” и “Исповедь хулигана”.

В здании бывшего Царскосельского дома государыни императрицы Александры Федоровны для призрения увеченных воинов закрыта церковь святой мученицы царицы Александры.

• 1921 год

17 марта - в Фуражном переулке закрыта церковь святого преподобного Сергия Радонежского, всея России Чудотворца - церковь лейб-гвардии 2-го стрелкового его величества полка.

18 марта – из письма генетика Николая Ивановича Вавилова врачу-гипнологу профессору Саратовского университета Петру Павловичу Подъяпольскому: “Хлопот миллионы… Попали действительно на Петроградский фронт, да еще в Кронштадтскую историю. Должен сознаться, что малость трудновато налаживать новую лабораторию, опытную станцию… Первую лекцию (как заведующий кафедрой селекции Петроградского сельскохозяйственного института, находившегося в Детском Селе, где располагалась и экспериментальная база Отдела) собираюсь читать на тему “Пределы земледелия и пределы селекции”… Внешне наша лаборатория прекрасна. И вообще в Царском хорошо. В городе (я раздваиваюсь между селом и городом, 3 дня в городе 4 – в селе) хуже. Холодно и люди пообессилили…”

23 марта – из журнала заседания президиума Агрономического института о вмешательстве местных властей Детского Села в учебную деятельность и полной ее дезорганизации: “…условия деятельности в Детском Селе становятся совершенно невыносимыми, …требование местных властей о предоставлении им рабочих и лошадей вносит полную дезорганизацию в учебную и хозяйственную жизнь института, …расселенные в Китайской деревне красноармейцы привели совершенно в антисанитарное состояние здания дворца и прилегающие к нему строения, …в парках производится сплошное уничтожение ценнейших пород, так как распоряжение центральной власти о снабжении лесников винтовками местными властями не приводится в исполнение… Постановили: 1) …обратиться в Губвоенкомиссариат с просьбой об удалении из Китайской деревни красноармейцев. 2)…ревтройке отказать в предоставлении лошадей…”

29 марта – из телеграммы уездного комитета: “В Кронштадт из Детского Села от завразведотделом Зенеца. Принято матросов 632 рабочих и служащих 371. Всего 1425 человек. 29 марта 1921 зампредуездкомдезертир И. Федин”.

15 апреля - “Красная газета” сообщает: “Президиум ВСНX обсуждал вопрос о сооружении однорельсовой жироскопической железной дороги. Постановлено использовать ныне бездействующую бывшую царскую ветку Петроград - Детское Село - Александровка. Путиловский завод исполняет уже раму и корпус двухвагонного поездного состава. Пробный поезд будет готов через год. Он рассчитан на 150-верстную скорость в час. Такая скорость для двухрельсовых дорог была пока недоступна”.

16 июня – в деревне Каменка – в 4-х верстах от Большого Пулково - митрополитом Петроградским и Гдовским Вениамином (Казанским) освящена церковь святого благоверного князя Александра Невского (заложен был в 1916 году сразу после войны - последний храм дореволюционного Петербурга).

1 сентября – в газете “Петроградская правда” опубликован список расстрелянных участников “Таганцевского заговора”. Николай Гумилев значится под № 30.

2 сентября – из воспоминаний Анны Ахматовой: “Утром поехали в город. На вокзале в Царском Селе увидела “Правду” на стене”.

21 октября – на 77-м году жизни скончался старейший клирик Царского Села, бывший настоятель Екатерининского собора (1893 - 1916) митрофорный протоиерей Афанасий Иоаннович Беляев. Погребен на кладбище в селе Московская Славянка.

В здании бывшего Реального училища закрыта домовая церковь святителя Николая Чудотворца. Церковное имущество храма передано в домовую церковь при Екатерининской церковно-приходской школе.

• 1922 год

7 марта – на Леонтьевской улице в здании бывшей Царскосельской ее императорского величества государыни императрицы Александры Федоровны Общины сестер милосердия Российского общества Красного Креста ограблена церковь во имя иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте”. Неизвестные преступники унесли предметы из серебра.

19 апреля – на Московской улице в бывшем женском училище Духовного ведомства закрыта церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

20 апреля – приписанная (1872-1878) к Екатерининскому собору церковь Рождества Пресвятой Богородицы Николаевской мужской гимназии закрыта.

20 мая – Центральной опытной станцией прикладной ботаники и селекции созданной Николаем Ивановичем Вавиловым в Детском Селе получены земля и строения.

20 мая - в деревне Каменка из церкви святого благоверного князя Александра Невского изъято церковных ценностей общим весом 2 пуда 16 фунтов 20 золотников.

14 июня – из церкви святителя Николая Чудотворца на кладбище близ села Ям-Ижора изъяты серебряный запрестольный крест, серебряная риза с образа Божией Матери, серебряные чаша, дискос и другие предметы.

16 июня – из письма социолога Питирима Александровича Сорокина коллеге и другу Никите Ефимовичу Шаповалу в Прагу: “Царское Село. О нашем житье-бытье много не приходится говорить. Теперь лето – стало быть не мерзнем. Паек дают пока – стало быть кое-как сыты. Дали сорок сажен земли – занимаюсь огородом. В итоге все обстоит благополучно. Моральное состояние прежнее. Особенно теперь. Каждый день – боль, каждый день – тревога, но… уже привыкли. На днях пошла в типографию моя книга о голоде как факторе. Сильно пришлось окорнать ее, но радует, что хоть в таком-то виде она родится... Подал заявление о загранкомандировке. Не знаю: отпустят ли?.. Хочется год, два, три побыть за рубежом и научно подковаться: других посмотреть, да и себя показать. Тем более, что наш опыт идет к концу и для социолога больше не интересен. Между тем через год-два предстоит огромная работа по возрождению России...”

6 июля – из письма профессора Антона Витальевича Немилова из Детского Села В. П. Миролюбову в Петроград: “В Академической среде тоже не очень хорошо. Охамлевание проникает и сюда, и здесь тоже происходит вытеснение более скромных и деятельных людей более наглыми и небрезгливыми ничем. Стоя в очередь в Доме Ученых такого наслушаешься, что становится тошно. Каждый раз когда получаешь паек, и это у меня каждый четверг, настроение портится на целый день. Становлюсь все больше домоседом, лучше всего чувствую себя среди своих книг за письменным столом и как-то не хочется никуда ходить. С Питиримом Александровичем видимся почти каждый день; он тоже был бы очень рад Вас видеть”.

31 июля – из воспоминаний председателя художественно-исторической комиссии по приемке имущества дворцового управления Георгия Крескентьевича Лукомского: “Прошло пять лет. И ничего не изменилось в этих апартаментах. По-прежнему на календаре в приемной Николая – дата: 31 июля. Все фотографии, упакованные в сундуки, в 1918 году были разложены по полкам (как это можно было судить по фотографиям интерьеров 1915 года, данным мне Сусловым). Все иконки на местах. Книги, лекции, карты, альбомы фотографий (целая коллекция за все годы царствования, переплетенная в альбомы) – все на месте…”

26 сентября – циркуляр Административной комиссии при ВЦИК СССР констатирует: “…За период, начиная с момента Октябрьской революции были произведены многочисленные переименования различных населенных пунктов, точное время и сущность которых по большей части по настоящее время неизвестна или мало известна в центре”. Циркуляр предписывает прислать в Административную комиссию сводку происшедших изменений. Переименования Павловска в Слуцк, Царского Села в Детское Село... и другие, проведенные, по данным “Советской энциклопедии”, в 1918–1919 годы, официально оформлены не были и в фонде комиссии не отражены.

Октябрь – из письма заведующего Отделом прикладной ботаники и селекции Николая Ивановича Вавилова заведующему Степной опытной станцией (Воронежская губерния) Александру Ивановичу Мальцеву: “Очень хорошо было бы, если бы Вы могли послать некоторые количества, продовольственного материала в Петроград, это было бы огромным подспорьем и позволило бы поставить на ноги Детскосельскую станцию. Новгородскую станцию, да и нужно для самого Отдела”.

13 ноября – из письма Николая Ивановича Вавилова Петру Павловичу Подъяпольскому: “В Царском Селе ведем не на жизнь, а на смерть борьбу за создание генетической станции. Трудно, но, пожалуй, справимся…”

1 декабря – в Детскосельских и Павловском дворцах-музеях введена плата за посещение.

7 декабря – из письма Вавилова Виктору Евграфовичу Писареву: “В Царском Селе большие изменения. Мы перешли в усадьбу Бориса Владимировича, которую завоевали в июне месяце. К ней присоединен участок в 15 десятин, часть которого отгорожена. Здание оказалось сильно попорченным, 340 радиаторов лопнувшими. Две недели назад, затративши 40 миллиардов, которые не знаю даже, как удалось получить, справились с отоплением, и теперь оно функционирует. Оккупировали около усадьбы 2 домика, которые пришлось также изрядно ремонтировать…”

27 декабря - Детскосельский уком РКСМ включен в состав Троцкого (Гатчина) укома.

29 декабря – закрыта церковь святых преподобных Зосимы и Савватия Соловецких – лейб-гвардии 1-го стрелкового его величества полка.

•1923 год

17 марта – на Павловском шоссе закрыта церковь святого великомученика Димитрия Солунского и святой преподобной Марии Египетской в здании Родильного приюта Марии Александровны Дрожжиной. Находившийся в храме иконостас передан в церковь во имя Казанской иконы Божией Матери в деревне Александровка, а престол – в церковь села Большое Кузьмино.

23 апреля – улица Карла Маркса (Дворцовая) переименована в улицу Белобородова, Госпитальная улица – в Пролеткульта, Пешковская улица - в Глинки, Красноармейский бульвар – в Киквидзе, улица Чаплыгина – в 1-го Мая, улица Карла Либкнехта – в Карла Маркса, колония Бебеля – в Московское шоссе, Набережная улица – в Пролеткульта, Петербургский бульвар – в Октябрьский, Оранжерейная улица – в Коминтерна, Павловское шоссе – в Слуцкое, Артиллерийский переулок – в Прямой, улица Пушкина – в Комсомольскую, Саперная улица – в Красной Артиллерии, Кронштадтский бульвар – в Советский.

31 мая – в Большом Кузьмино ограблена церковь Благовещения Пресвятой Богородицы, похищено много старинной утвари и риз с икон.

3 июня – завершился XVI розыгрыш Весеннего кубка по футболу. Команда “Детское Село” установила рекорд, выиграв в четвертьфинале со счетом 22:0 у команды “Петроват”, состоявшей из спортсменов организаций Петроградского военно-автомобильного транспорта. Счет финальной игры “Унитас” - “Детское Село” - 9:0.

6 июня – в деревне Александровка в церкви во имя Казанской иконы Божией Матери похищен серебряный оклад с Казанской иконы Божией Матери.

28 августа - на железнодорожной станции Александровская закрыта часовня.

14 октября - впервые проведен пробег Слуцк (Павловск) – Петроград, организованный редакцией “Красной газеты”. 21 бегун стартовал на 32 километра. В Слуцк бегуны были доставлены на поезде. Из воспоминаний Неугасова, участника пробега: “Когда я понял, что обратно в Ленинград придется добираться на своих двоих, меня охватил ужас”. Из воспоминаний бегуна Дмитриева: “Питательных пунктов тогда не было, поэтому нас очень выручил случайный пастух, который дал нам здоровенную краюху хлеба. Мы смачно подкрепились”. Из воспоминаний бегуна Коха: “Возле Средней Рогатки увидел старика. Спросил его: - Дедушка, далеко ли до Питера? - А ты что, бежишь? - вопросом на вопрос ответил старик. - По своей воле бежишь, али по принуждению?..”

16 октября – в Павловске закрыта церковь святой равноапостольной Марии Магдалины при Мариинской Учительской семинарии принца Петра Ольденбургского.

11 ноября – на Леонтьевской улице в здании бывшей Царскосельской ее императорского величества государыни императрицы Александры Федоровны Общины сестер милосердия Российского общества Красного Креста закрыта церковь во имя иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте”.

17 ноября – в Павловске закрыта церковь во имя иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте” при приюте в память генерал-адъютанта Юрьевича для слепых и увечных воинов Российского общества Красного Креста.

14 декабря – из дневника Корнея Ивановича Чуковского: “Третьего дня пошел я в литографию Шумахера и вижу, что рисунки Конашевича к “Мухе Цокотухе” так же тупы, как и рисунки к “Муркиной книге”. Это привело меня в ужас. Я решил поехать в Павловск и уговорить его - переделать все. Поехал - утром рано. Поезд отошел в 9 часов утра, было еще темно. В 10 часов я был в Павловске. Слякоть, ни одного градуса мороза, лужи и насморк в природе, и все же насколько в Павловске лучше, чем в Питере. Когда я увидел эти ели и сосны, эту милую тишину, причесанность и чинность, - я увидел, что я не создан для Питера, и дал себе слово, чуть выберусь из этого омута Розинеров и Клячею, уехать сюда - и писать…”

• 1924 год

2 июня - в Софии закрыта церковь святого Иулиана Тарсийского кирасирского его величества полка. Петербургское шоссе переименовано в Ленинградское.

Июль – из докладной записки заведующего общим отделом Детскосельского горисполкома Петрова президиуму Горисполкома: “Сетевые устройства по улице Пролеткульта от угла улицы К. Маркса и по улице Колпинской до Торгового переулка не ремонтировались в течение более 20 лет. В настоящее время они обвалились, вода выступает наружу и течет по уличному лотку уже в течение 2 лет, совершенно загрязнив лотки… и распространяя неприятные запахи... Хотя упомянутые обвалы не вызывают наружного выступления воды, но зато заливают путем дренажа всю территорию госпиталя, в особенности подвалы зараженной грязной водой...”

• 1925 год

21 февраля – из дневника Николая Пунина: “Сегодня был с Анной (Ахматовой) в Царском. Третий день, как выпал пушистый легкий снег, 8 градусов мороза. Солнечно, прозрачное высокое небо. Царскосельский парк заметен снегом, дорожек почти нет, тропинки протоптаны сквозь парк по наиболее коротким направлениям к Софии. Пусто и от этого еще более торжественно и пышно; солнце, смешанное со снегом, золотило поляны, стволы и горело в воздухе. Кажется странным, что в этом городе еще живут люди; чем они живут? Как они могут жить в такой тишине на останках такого прошлого? Этот город, прилепившийся к гигантским дворцам на окраине парка, вымерший, полуразрушенный, напоминает сторожку могильщиков какого–то великого кладбища. ...Все дома знакомы и знакома былая жизнь в этих домах; лакеи, отворявшие двери, лестницы, устланные красными бархатными дорожками, сени, парадные комнаты, будуары; знакомы шаги и звон сабель и шпор; лысины, подставленные для поцелуев; дети в шароварах и куртках, обшитых каракулем, в каракулевых же шапочках или в красных шапочках школы Левицкой, с гувернантками и гувернерами; и другая жизнь: гимназисты в голубых фуражках и с голубыми кашне, выдернутыми из-под светлого пальто, студенты на “своих” извозчиках, балы в Ратуше, пышные балы, где все было, как “в свете”, но в которых “свет” ничего не признал бы своим; возвращение с последним поездом из Петербурга, быстрая езда на собственной лошади мимо больших из посеребренного чугуна фонарей - домой; заспанная горничная без наколки и фартучка; столовая, где на этажерке стоял холодный чай и бутерброды, и т. д. Спит умерший город, спят дворцы и спит парк. Непоправимо, невозвратимо... Но сквозь этот глубокий, страшный, белый сон–смерть, совершенно равнодушное к тому, что произошло, глядит прошлое... Само ли оно имеет эту силу, или вечное, почему–то никогда не могущее умереть искусство дало ее ему - уж не знаю, но оно, как солнце или звезда, совершенно бесшумно глядит сквозь этот город могил с умным лицом, все видящим и знающим все. Или это уже не жизнь? Чувство мое сегодня похоже на то, какое бывает, когда смотришь в телескоп на лунные кратеры и поля... Анечка заходила в гумилевский дом, надеясь найти там старую переписку Н. С. – ничего нет, наверное, сожжено не раз менявшимися жильцами”.

25 апреля – из письма Анны Ахматовой Анне Евгеньевне Аренс-Пуниной - жене Николая Пунина: “Дорогая Анна Евгеньевна… Разрешите мне вернуться в город, очень денежек жалко - здесь так дорого. Целую Вас и благодарю за Вашу бесконечную доброту и внимание. Ваша Ахматова. Царское Село”.

• 1926 год

1 апреля – в Детском Селе, в санатории Центральной комиссии по улучшению быта ученых (ЦЕКУБУ), на 77-м году жизни умерла общественная деятельница, писательница Александра Михайловна Калмыкова (урожденная Чернова). Похоронена на Волковском православном кладбище (Литераторские мостки). Из дневника академика Владимира Ивановича Вернадского: “Я был на вокзале, когда она умерла. Ей были устроены государственные похороны. Эти похороны произвели очень тяжелое на меня впечатление. Плохая военная музыка; что-то банальное и так не подходившее к смерти Александры Михайловны. Организованы были похороны так скверно, что на кладбище, где я кажется не был, оборвались веревки, когда опускали гроб в могилу”.

18 июня - из дневника Павла Лукницкого: “Удивлена (Ахматова) - почему в царскосельском парке все статуи бронзовые так изуродованы? Кто этим занимается?”

19 августа - по инициативе директора Всесоюзного института прикладной ботаники и новых культур (Всесоюзный институт растениеводства, ВИР) Николая Ивановича Вавилова на базе семхоза “Красный пахарь” организована Павловская опытная станция.

1 октября – за период с 1 октября 1925 по 1 октября 1926 года Екатерининский и Александровский дворцы посетили 117564 человек, Павловский музей - 15219, Розовый павильон - 2307.

17 декабря – перепись населения. Число жителей в Детском Селе составляет 19300 человек.

В Екатерининской церковно-приходской школе закрыта домовая церковь.

• 1927 год

2 мая – из письма Анны Ахматовой Николаю Пунину: “…Вчера (1-го мая) ездила в Царское, была в парке, ты со мной, как всегда милый и дерзкий. Еще нет ни цветов, ни травы, но во всем весна. Вспомнила всех, кто для меня связан с Царскосельскими парками: Анненского, Комаровского. Николая Степановича (и стихотворение Пушкина: “В начале жизни школу помню я”)…”

1 июня – Эрих Федорович Голлербах в “Красной газете” пишет: “Пушкиным и плеядой Пушкина началась литературная история Детского Села, - возник город-символ. Три четверти века спустя, в поэзии Иннокентия Анненского и его плеяды, новыми цветами расцвел этот символ”.

29 июня – из письма писателя Виктора Борисовича Шкловского академику Николаю Яковлевичу Марру: “Я - в Детском Селе, в доме отдыха, где и работаю по Вашей новой теме на материалах из библиотеки Академии Наук. Однако срок пребывания на днях заканчивается. Придется скрываться в Ленинграде, так как домой явиться нельзя, а материалы по новой работе при аресте погибнут… Как быть? Если бы было возможно, я бы просил Вашего ходатайства перед властями об оставлении меня в покое… ”

Сентябрь – образован Детскосельский район.

• 1928 год

28 февраля – из письма епископа Шлиссельбургского и Детскосельского Григория (Лебедева) митрополиту Сергию с просьбой о своем увольнении на покой: “Так как линия моего церковного поведения и руководства в направлении укрепления единства Церкви вне ориентировки на личности учитывается Вами как ошибочная, а я считаю ее, в условиях данного момента здешней церковной жизни, единственно мудрой, и так как результаты этой линии расцениваются Вами как углубление смуты...”

Май - Детское Село посетил афганский король Аманулла-хан. Высокого гостя приняли в Екатерининском дворце. Из воспоминаний очевидцев: “В Екатерининском дворце принимали первого иностранного гостя… Все дети Детского Села сидели на траве, напротив “полуциркуля”. Причем каждый – со своей тарелкой. А во дворце были накрыты столы, за которыми сидели гости, во главе с Аманулла-ханом… На столе стояла свежая клубника (в мае!), а за служащими стояли большие пальмы в кадках… Во всем чувствовалась торжественность. Нам, детям, привезли две большие кастрюли, и каждому на тарелку положили по две ложки винегрета. Время было голодное, и мы были счастливы и довольны…”

21 ноября - из дневника Михаила Пришвина: “Прогулка по Неве. Вечер в Царском у Толстого. В 11½ с курьерским в Москву. Ночью снег. Утром мороз и пороша. У Толстого были: Разумники, Замятины, Булгаков и какой-то адвокат с женой (адвокат пресмешного вида, потому что нос попугайчиком на очень широком лице). Я читал рассказ “Журавлиная родина”, Толстой пьесу “Петр”. Шампанское рекой. Толстой в год проживает 40 тысяч. Есть ли сейчас еще кто-нибудь такой?”

Настоятель Екатерининского собора отец Николай и председатель двадцатки (после октябрьского переворота каждый приход должен был подать в соответствующий орган советской власти список на 20 ответственных лиц) Покровского гатчинского храма Сороковатин доставили письмо митрополиту Сергию: “для успокоения и утешения верующих и полного пресечения тревожных слухов и возникающей опасности розни, дать всем нам письменное заверение в том, что чистоте православного исповедания, авторитету и свободе святой нашей Церкви не будет грозить никаких опасностей”.

• 1929 год

22 января - из дневника Михаила Пришвина: “День смерти Ленина. Совещались, как быть с флагом, с чердака из слухового окошка нельзя в этом году спустить, – улетит Терентий. Решили повесить на воротах. В четверг 24-го еду заключать договор о втором издании “Собрания”. Предстоит трудная серия дружеских вечеринок в Царском селе…”

18 февраля – из письма Питирима Сорокина историку философии Валентину Николаевичу Сперанскому: “Дорогой Валентин Николаевич, только что получил Вашу книгу и спешу сердечно поблагодарить Вас за память обо мне и за Вашу любезную присылку Вашего труда (книга “Четверть века назад. Памяти Вл. Соловьева”). В ближайшее время я намерен прочесть ее внимательно и заранее предвкушаю и пользу и удовольствие от этого чтения. Целое столетие как будто уже прошло с того времени, как мы виделись с Вами в последний раз в Царском, с его пайками, кониной и прекрасными тенями великолепной роскоши старого режима...”

18 сентября – из письма Иванова-Разумника издателю Ферапонту Ивановичу Седенко (Витязеву): “…Местная детскосельская милиция, совершенно испакостив за последние годы пять лучших домов в Детском Селе (переезжая из одного в другой через каждые два года) обратила благосклонное внимание на лучший из оставшихся в целости домов - дом № 20 на Колпинской улице. Восемь квартир, занимающих лицевой фасад дома (в том числе и моя), предназначены для нового помещения милиции и для частных квартир власть имущих: начальника милиции, брандмейстера, предисполкома и т. д… В 3 часа дня явился милиционер с повесткой о насильственном выселении в семидневный срок… Выселяемым предложено занять комнаты (по коридорной системе и с одной кухней на десять семей) в отремонтированном советском доме, бывшем заразном бараке”.

28 ноября – закрыта часовня Дворцового госпиталя.

• 1930 год

1 января - из книги Н. Х. Виленской и В. Н. Клычина “На лыжах по окрестностям Ленинграда”: “Население Пригородного района исчисляется на 1 января 1930 г. в 275000 человек. Состав его крайне пестрый: тут и потомки первоначального финского племени коренных жителей края - „ижоров”; здесь финны, эсты, латыши, карелы и, наконец, немцы, которые с давних времен организовали тут (напр., в районе Детского Села) свои колонии, переходящие сейчас в колхозы…”

5 февраля – в здании бывшего Дворцового госпиталя закрыта церковь во имя иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте”.

17 апреля - в Детском Селе на 67-м году жизни скончался театральный художник и живописец Александр Яковлевич Головин. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Апрель – из закрытой церкви во имя иконы Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте” в Екатерининский собор переданы часть икон и облачений, в том числе и образ Божией Матери “Всех Скорбящих Радосте”.

4 сентября – из дневника художника Павла Николаевича Филонова: “Собрание инициативной группы МАИ (Мастера аналитического искусства). Принято к сведению, что член артели “Кустпром” (Детское Село, пр. К. Маркса) т. Гронфан предложил сделать для “Кустпрома” ряд моделей для игрушек - собаку, петуха, козла и т. д. и что т. Иванова начала работать над моделью петуха”.

24 сентября – закрыта церковь святого преподобного Антония Печерского при Софийской церковно-приходской школе.

31 октября – на Казанском кладбище закрыта церковь Казанской иконы Божией Матери. В Петергофе снесен собор Апостолов Петра и Павла построенный по проекту архитектора Константина Тона.

10 ноября – в Детском Селе на 73-м году жизни скончался ботаник-морфолог, академик Сергей Гаврилович Навашин.

Декабрь – Детскосельский район вошел во вновь образованный Ленинградский Пригородный район. Город Слуцк (Павловск) также введен в состав Пригородного района.

В Детском Селе открыта антирелигиозная выставка “Церковь и самодержавие”. Помимо всего прочего на выставке экспонируются фотографические портреты русских иерархов, изъятые из Архива Святейшего Синода. Фотографии выставки воспроизводят гравированные и масляные портреты иерархов, в основном хиротонисанных во епископы до середины XIX века, изображения, сделанные с более ранних фотооригиналов, в том числе и с репродукций различных печатных изданий, а так же с оригинальных негативов фотопортретов.

• 1931 год

Март - из книги “На лыжах по окрестностям Ленинграда”: “На весну 1931 г. в районе (Пригородный) было коллективизировано 41% сельских хозяйств, причем это количество включает 7 коммун, 46 сельскохозяйственных артелей и 71 ТСОЗ (товариществ по совместной обработке земли). Наряду с этим характерен факт, что бедняцко-батрацкие слои деревни, обладающие ничтожным количеством средств производства, имеют тенденцию объединяться в наивысшую форму колхоза- коммуну; что касается середняка, то последний сначала входит в колхоз лишь на основании обобществления полеводства, а потом переходит от ТСОЗ к с.-х. артели и, наконец, неизбежно, к коммуне, убеждаясь на практике в преимуществах коллективного хозяйства над индивидуальным: Далее интересно, что при коллективизации, прежде всего, обобществляются машины, а в самом конце живой инвентарь. В данном случае в нашем районе коллективизация всех средств производства достигла 99,8% в коммунах и 81,6% в с.-х. артелях, а в то же время живой инвентарь - является почти на 50% частной собственностью. Очень важно, что колхозы в районе растут в смысле не только их количества, но и увеличения размеров каждой организационной единицы: растет число объединяющихся хозяйств, размер пашни, обобществленного скота (в 2-4 раза за 2 месяца). Рост колхозного движения в Пригородном районе, как и вообще по области, захватывает сейчас все большие бедняцко-середняцкие массы, последние увидели на практике преимущества крупного социалистического хозяйства над мелкособственническим и распыленным. Они убедились, что пролетариат может выступить не только их союзником и организатором, но что под руководством рабочего класса и коммунистической партии для них открывается широкая возможность перестройки своего раздробленного хозяйства в крупное и обобществленное…”

14 апреля – из письма Андрея Белого (Борис Николаевич Бугаев) Петру Николаевичу Зайцеву (поэт, друг и литературный секретарь Андрея Белого): “Устроились великолепно - так, как и не мечтали; ...живем изолированно; купил дров; и - топим; вероятнее всего, что останемся и на лето; уже все обговорено; ...все складывается в смысле помещения так, что того, чего нет в Кучине и в Москве, мы нашли в Детском”.

26 июля – из дневника Кандзо Наруми: “После ужина я навестил Шапорина (в Детском Селе)… Через некоторое время пришла сама Ахматова. Совсем неожиданная встреча! На ней то же, что и раньше, платье, на голове скромно повязан простой белый платок… После половины одиннадцатого ушел вместе с Анной Андреевной… Анна Андревна в шлепанцах на босу ногу с рисунком “мальва в круге”. Не иначе как подарок Пунина из Японии. “Это герб известного японского диктатора”,- сказал я. Она испугалась, как девочка, покраснела и с криком: “Что вы говорите! Смотрите Вы, Наруми-сан! Не выдавайте меня!” - убежала”.

Август - в Павловске сгорел театр.

6 октября – в качестве второго священника Екатерининскому собору из Благовещенской церкви села Большое Кузьмино перемещен Федор Федорович Забелин, 1868 года рождения. Родился в Новгороде. В 1888 году окончил Новгородскую духовную семинарию. С 1889-го по 1892 год являлся надзирателем за воспитанниками этой семинарии. 7 февраля 1892 года определен псаломщиком к церкви Елизаветградского юнкерского училища. С 1895-го был псаломщиком, а с 1900 года – дьяконом Сергиевского собора в Санкт-Петербурге. 28 ноября 1904 года рукоположен во священника к Покровской церкви 24-й Артиллерийской бригады в городе Луге. В 1914-1917 годах находился на фронте, где в октябре 1916-го получил осколочное ранение. С 1916 года – в сане протоиерея. С сентября 1917-го продолжил служение в Покровской церкви города Луги. 10 февраля 1924 года был перемещен настоятелем к Благовещенской церкви села Большое Кузьмино.

5 декабря - в Москве уничтожен храм Христа Спасителя.

25 декабря – “Красная газета” в статье “Мыло из глины” пишет: “Над этой проблемой работают в научно - исследовательских институтах. Практически разрешили ее работники артели “Детскосельский кустпром”, использовав местное сырье - “детскосельскую” глину. Химик Панов по заданию артели проделал ряд опытов и из этой глины, при небольшом добавлении жиров-отходов (20 процентов) получил доброкачественное мыло. Специалисты Лесхимсоюза утверждают, что образцы мыла, представленные артелью, показывают высокое качество”.

• 1932 год

28 января - из книги “На лыжах по окрестностям Ленинграда”: “Детское Село дает туристу-лыжнику все возможности использовать свой свободный день и для прогулки, и для экскурсии по дворцам, экскурсии в прошлое и настоящее этого пункта, и для общественно-полезной работы в пути по здешним колхозам, где можно провести беседу по истории Детского Села, прочесть лекцию на тему “Крепостное и освобожденное крестьянство”, “Подневольный труд и колхозное строительство” и т. д. Вокруг Детского Села находится ряд колхозов. Самые крупные из них - “Красный артиллерист” в дер. Б. Бутоло, обобществивший 70 хозяйств с 206 членами семейств, “Тайси” в д. Рекколово - сельскохозяйственная артель (78 семейств, 307 жителей), “Лийо-Кутелево” в дер. Кабози (71 семейство, 125 чел.). Все эти колхозы исключительно финские; в них прекрасно развитое молочно-огородное хозяйство… В самом Детском Селе находится генетическая и селекционная станция Всесоюзной сельскохозяйственной академии им. Ленина, музей, станция, лаборатории по вопросам селекции, обработке льна и мукомольному производству. Кроме академии им. Ленина Ленинградский сельскохозяйственный институт имеет в Детском Селе несколько опытных учреждений, из которых особого внимания заслуживают опытное поле, молочная ферма, маслодельно-сыроваренный завод, свинарник, птичник и др. Наконец, под Детским Селом построена молочная ферма ЛСПО на 1200 голов скота. Детское Село является по преимуществу сельскохозяйственным, а не промышленным пунктом Пригородного района. Все-таки здесь имеются 2 кирпичных завода “Кооператор № 1” и “Кооператор № 2”. На первом работает 235 человек, а второй только достраивается. Кроме того, в непосредственной близости к Александровскому парку, находится хорошо оборудованный, помещающийся в нескольких зданиях завод механического комбината, где занято несколько сот человек и изготовляются мелкие машинные части. Если у нас останется время после детального осмотра Детского Села, побродим по детскосельским паркам, крайне живописным и интересным своим расположением и павильонами… Можно приехать в Детское Село с ночевкой… На реке Ижоре лежит город Колпино с населением в 17 000 человек. …Так как несколько тысяч рабочих Колпинского завода живут в Детском Селе, то президиум Облисполкома признал необходимым провести в ближайшее же время железнодорожную ветку между Детским Селом и Колпиным… В местечке (Слуцк) работает (Советская улица) Обувно-фегеративная фабрика, где занято 540 человек. Большинство из них расселилось по деревянным особнячкам, принадлежавшим когда-то придворной знати. Прежде мертвый, бездеятельный, исключительно летний увеселительный городок превратился в промышленный поселок; только дворец, сохраненный как образец дворянской усадьбы, превращенный в место культполитработы и посещаемый плановыми группами ОПТЭ и одиночками, - напомнит туристу об отошедшей в прошлое крепостнической России. В районе Слуцка много колхозов, из которых наиболее крупные: “Путь колхоза”, объединивший 36 единичных хозяйств и 108 человек; “Ильич” в дер. Новый Восход, “обобществивший 47 хозяйств и 136 членов семьи, “Спартак” в Пязелеве, сельскохозяйственная финская артель (50 дворов и 166 членов семьи). Из Слуцка (Павловск) следуем в деревню Антропшино, рядом с которой расположены две бумажные фабрики: “Коммунар”, на которой работает 411 рабочих, „Комсомолец” с 210 рабочими… Села Антропшино и Покровское замечательны разведением плодовых садов. В Антропшино есть сельскохозяйственная артель “Комсомолец”, объединяющая 50 дворов и 83 га пашни, и “Коммунар” у фабрики того же имени, включающая 126 дворов и 174 га пашни… Далее в селении Амолово есть финская сельскохозяйственная артель “Пахарь”. Заходим посмотреть ее хозяйство, носящее молочно-овощной уклон… В 8 км от Детского лежит село Пулково близ которого находится Пулковская обсерватория… Радио нашло широкое применение в астрономических наблюдениях Пулкова. В 1925 г. в обсерватории был организован специальный Комитет времени, воздвигнуты 40-метровые мачты с антенной для приема радиосигналов. Комитет времени передает их в Детское Село и Московскую ходынскую станцию, откуда они передаются по всему свету через международные станции времени… Проходящая сейчас интенсивная коллективизация Пригородного района не миновала Пулкова и вообще всей округи Детского Села. В самом Пулкове и окрестных деревнях ряд сельскохозяйственных артелей: “Красное Кокколево” в деревне того же имени - финский колхоз, объединивший 13 дворов и 59 чел., “Пески” в селе Пески, “Авангард” в самом Пулкове, им. Толмачева в деревне Толмачи (25 хоз. и 112 человек семьи)… В деревне Каменке есть сельскохозяйственная артель “Каменка”, объединяющая 53,5 км пашни… В Средней Рогатке небольшая сельскохозяйственная артель “Павлушкино” (в деревне Шушары), обобществившая 18 хозяйств с населением 91 чел. Тут же неподалеку, в деревне Шушары крупные Обуховские торфоразработки… На предприятии занято 474 человека, преимущественно женщины. На разработках введен семичасовой рабочий день. …деревня Александровка - дачное местечко, которое своим южным концом примыкает к Детскосельскому Александровскому парку, устроенному по образцу английских пейзажных парков, хотя некоторые его части разбиты по французскому архитектурному типу… Недалеко от Пулково в деревне Малые Кобози находится колхоз “Красный артиллерист”, объединяющий 63 хозяйства и 1095 га пашни, 18 лошадей и 44 коровы. Дальше идем мимо деревни Б. Карлино, где тоже есть колхоз им. Ленсовета с молочно-огородным уклоном, включающий 93 двора, 393 га земли, 26 лошадей и 74 коровы…”

13 марта – из дневника Владимира Ивановича Вернадского: “Рассказы обывателей: в Павловске недавно умер очень известный фельдшер. Похороны - огромные массы народа. Он был арестован для добычи золота. Во время пытки его укусила женщина, арестованная с этой же целью и сошедшая с ума. Его выпустили, он схватил воспаление легких - но умер от укуса. Опять рассказывают то, что были и рассказы раньше, что Литвинов настоял (в связи с Женевой) о временном прекращении добычи денег пытками…”

26 мая - в Павловске закрыта придворная церковь святой равноапостольной Марии Магдалины.

28 июня – из письма Даниила Хармса (Ювачева), сына народовольца Ивана Ювачева, писателю Леониду Савельевичу Липавскому и его жене Тамаре Александровне Мейер-Липавской (бывшая жена Введенского): “Дорогая Тамара Александровна и Леонид Савельевич, спасибо Вам за Ваше чудесное письмо. Я перечитал его много раз и выучил наизусть. Меня можно разбудить ночью, и я сразу без запинки начну: “Здравствуйте, Даниил Иванович, мы очень без Вас соскрючились. Леня купил себе новые...” и т. д. и т. д. Я читал это письмо всем своим царскосельским знакомым. Всем оно очень нравится… Сегодня вечером письмо пропало. Случилось это так: я стоял на балконе, читал Ваше письмо и ел манную кашу. В это время тетушка позвала меня в комнаты помочь ей завести часы. Я закрыл письмом манную кашу и пошел в комнаты. Когда я вернулся обратно, то письмо впитало в себя всю манную кашу, и я съел его. Погоды в Царском стоят хорошие: переменная облачность, ветры юго-западной четверти, возможен дождь. Сегодня утром в наш сад приходил шарманщик и играл собачий вальс, а потом спер гамак и убежал…”

6 августа – из дневника Павла Филонова: “Петя Серебряков (Петр Эсперович Серебряков, художник) сказал мне, что, возвращаясь от дочки из Детского, прочел в трамвае с рук рядом сидевшей женщины в заметке “Вечерней Красной газеты” мою фамилию в числе художников, избранных в состав правления Союза художников. Номера этой газеты я достать не мог”.

• 1933 год

2 января - из дневника литературного критика Корнелия Люциановича Зелинского: “Глубоко обеспокоена (голодом в СССР) и Шагинян, эта всегдашняя оптимистка. Но круг впечатлений иной. – Объясните, спрашивает она Серебрянского и Ермилова (мы все сидим вместе), почему на шестнадцатый год революции мы пришли к такому положению? Вы не знаете жизни, не знаете, как живут люди. Вы обеспечены пайками и гонорарами. Я сейчас была в Ленинграде. Вы знаете, что там начался сыпняк, голодный тиф, как в 20-м году? Я была в Доме ученых в Детском Селе. Мы просто недоедали там. Ученые с мировым именем питались только пшенной кашей. Я согласна питаться ей, но я должна видеть просвет, перспективу. Я всегда ее умела видеть, в самые тяжелые годы революции. Я всегда умела из каждого эмпирического факта извлечь его принципиальное зерно, увидеть во всем новое, движение вперед, к социализму. Сейчас я потеряла это. Мы объелись идеологией. Мы так все привыкли лакировать и объяснять, что потеряли чувство живых фактов жизни…”

Январь – в конце января арестован заведующий Цитологической лабораторией ВИРа в Детском Селе член-корреспондент АН СССР Григорий Андреевич Левитский - первый цитолог СССР. Обвинен в создании эсеровской террористической группы. Вместе с Левитским арестованы работники Детскосельской опытной станции ВИР В. Е. Писарев, Голубев и К. М. Чинго-Чингос.

Март – из книги Иванова-Разумника “Тюрьмы и ссылки”: “В середине марта 1933 года жители Царского Села были удивлены зрелищем ранней утренней процессии: гнали стадо в несколько десятков голов - известных местных педагогов, мужчин и женщин. Это были арестованные и препровождаемые в тюрьму преподаватели и преподавательницы разных школ Царского Села, обвиняемые, как потом оказалось, в организации вредительской контрреволюционной группировки. Перевезли их в “Кресты”, продержали в тюрьме несколько месяцев, а потом большинство было возвращено по домам. Впрочем, одну учительницу из этой партии я встретил в Новосибирске, а другого педагога - в Саратове. Значит были и другие высланные и сосланные, столь же ни в чем неповинные люди”.

21 апреля - заведующий Цитологической лабораторией ВИРа Левитский перед отъездом в ссылку в Сибирь отпущен на несколько дней домой.

13 июня – закрыт Феодоровский собор.

16 августа – закрыта церковь святых равноапостольных царей Константина и Елены – пещерная церковь в здании Дворцового госпиталя.

27 октября - из письма Петрова-Водкина Андрею Белому: “Не икалось ли Вам, не чертыхалось ли от всего того, что я с Вами проделываю: пишу Ваш портрет в группе, случайно объединенных детскосельством (Вы, Федин, Толстой и Шишков). Пишу всех по памяти (не считая набросков пустяковых), и в этом трудная и интересная задача…”

20 ноября - в Павловске закрыта церковь святого Николая Чудотворца.

• 1934 год

30 января – во время испытания стратостата “Осоавиахим 1” погиб выдающийся инженер-конструктор Андрей Богданович Васенко. Члены экипажа стратостата (Павел Федорович Федосеенко, Илья Давыдович Усыскин и сам конструктор аэростата Андрей Богданович Васенко) первыми из жителей земли увидели ее с высоты 22-х километров. Андрей Васенко вырос, учился и всю жизнь прожил в Царском Селе.

9 апреля – из письма-ходатайства академика Николая Ивановича Вавилова ОГПУ за профессора Сергея Леонидовича Соболева: “…Мне известна также и прошлая работа профессора Соболева, когда он состоял профессором Ленинградского Сельско-Хозяйственного Института в первые года, когда Институт только организовывался. Во всей своей работе профессор Соболев проявил себя исключительно преданным делу, не взирая ни на какие трудности вел энергично и продуктивную работу. Среди студенчества… в Ленинграде, и в Детском Селе профессор Соболев пользовался исключительной любовью и уважением… Принимая все вышеизложенное, учитывая большие заслуги профессора Соболева С. Л. в области советской науки, я позволяю себе просить ОГПУ об ускорении следствия и о предоставлении профессору Соболеву возможно лучших условий его содержания. Президент Академии Сельско-Хозяйственных Наук имени Ленина, Член ЦИК СССР, Академик Н. Вавилов”.

10 июня - в деревне Александровка закрыта церковь Казанской иконы Божией Матери.

16 июня - из речи первого секретаря Ленинградского губкома ВКП(б) Сергея Мироновича Кирова (Костриков) на пленуме Ленинградского областкома ВКП(б): “Товарищ Пахомов из Пригородного района говорил на пленуме о дороге Колпино - Детское Село. Построить здесь хорошую, настоящую дорогу - это значит осушить всю прилегающую территорию, по которой дорога идет, дренажировать ее…”

10 октября – закрыт Софийский собор.

19 ноября – из дневника Павла Филонова: “Во время речи (в горкоме партии) Наумова (Павел Семенович Наумов, живописец) я посмотрел на Серова (Владимир Александрович Серов, живописец), сидевшего от меня шагах в трех. Комсомолец, молодой, лет 21-25 может быть, он уже начал становиться тучным, а подбородок начал заметно жиреть. У рабочих жирного подбородка не бывает, комсомольцам тоже не полагается его иметь. Домой я вернулся в 3-м ч. ночи с дочкой, из Детского приехавшей и слушавшей все происходившее как интереснейшее представление”.

При выборах в Детскосельский Горсовет рабоче-крестьянских и красноармейских депутатов зарегистрированы наказы о закрытии Екатерининского собора, вынесенные избирательными собраниями жен начсостава и военнослужащих воинских частей гарнизона, рабочих и служащих 212 военно-строительного участка, просто “жильцов”.

• 1935 год

Март – настоятель Екатерининского собора Николай Смирнов выслан за пределы Ленинградской области.

6 апреля – в Ленинграде с 31 марта по 6 апреля прошла конференция по стратосфере. Директором Слуцкой (Павловск) магнитной обсерватории профессором Борисом Михайловичем Яновским и аспирантом Николаем Васильевичем Пушковым прочитаны два доклада по вопросам земного магнетизма - “Земной магнетизм и использование материалов магнитных обсерваторий” и “Физические теории земного магнетизма”.

15 апреля – закрыта церковь святителя Николая Чудотворца на кладбище близ села Ям-Ижора.

6 августа – из письма заведующего отделом генетики ВИР генетика Георгия Дмитриевича Карпеченко профессору Николаю Константиновичу Кольцову: “Глубокоуважаемый Николай Константинович! Последняя сессия Академии с.-х. наук в Одессе, как и общение с широкими массами специалистов-семеноводов, а Вы, наверное, прибавите, и животноводов, создают впечатление, что мы еще недостаточно популяризировали генетику в Союзе, что распространена устаревшая точка зрения... Было бы замечательно, если бы Вы, умеющий так ярко и вместе с тем научно широко и доступно излагать нашу область, взялись бы написать популярную, общедоступную генетику... Книжка нужна до зарезу… Детское Село. 6 августа 1935 г.”.

2 октября - настоятелем Екатерининского собора назначен протоиерей Федор Забелин.

В дачном поселке Подобедовка закрыта Александро-Невская церковь.

• 1936 год

3 января - газета “Труд” пишет: “Прекрасно одетые рабочие, работницы, дети собрались в залитые светом дома культуры, клубы и школы… Пышные залы Александровского дворца в Детском Селе впервые открылись для шумного бала, где хозяевами были передовые рабочие и инженеры завода “Красный треугольник”. До зари звучит музыка, и всюду раздаются песни веселья и радости”.

16 августа - Ленинградский Пригородный район ликвидирован, организован Детскосельский район Ленинграда. Слуцк (Павловск) стал административным центром Слуцкого района Ленинградской области, в состав которого вошли 13 сельских Советов: Антропшинский, Кузьминский, Минский, Московскославянский, Петрославянка, Петрославянский, Покровский, Пулковский, Среднерогатский, Сусанинский, Тярлевский, Усть-Ижорский и Федоровский.

21 октября - в Ленинграде открыта первая троллейбусная трасса. Трамвайно-троллейбусное управление Ленсовета обещает, что “уже в ближайшие годы троллейбус пойдет не только в пределах города…, но и в ближние пригороды - в село Александровское, Детское (бывшее Царское) Село, а также в Петергоф и Колпино…”

Собрания избирателей санатория им. Бонч-Бруевича, Ленинградского института инженеров молочной промышленности, моторно-ремонтного завода потребовали закрытия Екатерининского собора.

• 1937 год

9 февраля - в ознаменование 100-летней годовщины смерти Александра Сергеевича Пушкина Детское Село переименовано в город Пушкин.

7 марта – из письма академика Николая Ивановича Вавилова американскому биологу Герману Джозефу Меллеру: “…Я сейчас занят экспериментальной работой в Детском селе, где я осуществляю много циклических скрещиваний между всеми экологическими группами. Сравнительное генетическое изучение различных видов и родов представляет реальный интерес и может дать важные результаты. С теплыми пожеланиями профессору Крю и всем, кто знает меня в Эдинбурге, а также сердечные пожелания лично Вам от всех Ваших друзей. Искренне Ваш, Н. И. Вавилов”.

18 марта - из письма генетика Георгия Дмитриевича Карпеченко профессору Николаю Константиновичу Кольцову: “Многоуважаемый Николай Константинович! Примите самую сердечную благодарность за присылку Вашей прекрасной книги, столь наглядно показывающей Вашу плодотворнейшую научную работу в течение десятков лет. Жуткие дела у нас получаются с конгрессом. До нового срока осталось год пять месяцев, а движения не видно. Иноземная пресса у нас неблагоприятная (см. Science, Nature, Journ. Of Heredity). Я пристаю к Вавилову, к нашим партийным руководителям, но что-то ничего не получается. Нельзя ли что-нибудь предпринять в Москве? С наилучшими пожеланиями Ваш Г. Карпеченко. г. Пушкин. 18 марта 1937 г.”.

5 июня - у Египетских ворот открыт памятник Александру Сергеевичу Пушкину.

21 июня – Постановлением Центрального Исполнительного Комитета СССР уроженцу Царского Села лётчику-истребителю, командиру добровольческой авиационной группы в войсках республиканской Испании, старшему лейтенанту Иван Ивановичу Копец присвоено звание Героя Советского Союза. Иван Копец родился 19 сентября 1908 года в Царском Селе в семье рабочего. Из представления к званию Герой Советского Союза: “Старший лейтенант Копец - бесстрашный летчик-истребитель, героически дравшийся с фашистской авиацией с первых дней гражданской войны в Испании… В качестве командира группы истребителей И-15 тов. Копец участвовал почти во всех воздушных боях над Мадридом. Он имеет более 300 часов боевого налета. Лично им сбиты три “Хенкейля” и два “Фиата”. Тов. Копец по праву занимает одноиз первых мест среди летчиков истребительной авиации, боевая слава которых широко распространена не только в воздушных, но и в наземных частях республиканской армии”.

10 июля – архитектурно-планировочный отдел Ленсовета предписал Детскосельскому райисполкому произвести позолоту глав Екатерининского собора.

Август – архитектурно-планировочный отдел Ленсовета отменил свое предписание от 10 июля, сочтя затраты на работу слишком высокими.

3 сентября – из книги Марка Поповского “Дело Вавилова”: “3 сентября 1937 года старший научный сотрудник Пушкинской опытной станции ВИРа Федор Федорович Сидоров, 1905 года рождения, по собственному почину явился к оперуполномоченному Управления государственной безопасности в г. Пушкино. “Я хочу заявить о вредительской деятельности руководства Всесоюзного института растениеводства - Вавилов, Александров, - в результате которой сорвана работа по разборке устойчивых сортов к болезням и вредителям сельскохозяйственных культур”.

1 октября – из документов и материалов следственного дела: “Особенно пострадали от подрывной вредительской работы… участки путевого хозяйства на перегонах: Детское Село - Колпино и Павловск I - Новгород. На этих перегонах, по состоянию на 1 октября 1937 г. в пути лежало до 50% гнилых шпал, большое количество пучинистых мест, перекосы на пучинах по уровню доходили, до 17 миллиметров…”

Август - декабрь - арестованы и расстреляны священник церкви во имя иконы Божией Матери “Утоли моя печали” на Царскосельском Братском кладбище, дьякон церкви Преображения Господня в Московской Славянке, настоятель, священники и члены двадцатки церкви Спаса-Преображения в Тярлево, священник Троицкой церкви в поселке Славянка, настоятель церкви святых праведных Богоотец Иоакима и Анны на Павловском кладбище и многие другие священники, прихожане и местные жители Царского Села, Павловска и их ближайших окрестностей.

Улица Белобородова (Дворцовая) переименована в улицу Васенко (стратонавт).

На Московском шоссе в Ям-Ижоре закрыта церковь святителя Николая Чудотворца.

• 1938 год

5 января - в Пушкине на 77-м году жизни скончался книгоиздатель Петр Петрович Сойкин. В последние годы Сойкин работал корректором в Детскосельской типографии, выпуская газету “Ленинский путь”. Похоронен на Кузьминском кладбище.

2 февраля – на Царскосельском Братском кладбище закрыта церковь во имя иконы Божией Матери “Утоли моя печали”.

5 марта - в Пушкине в местной типографии отпечатан первый номер газеты “Большевистское слово”. Газета пишет: “Имя Пушкина обязывает. Во время юбилейных торжеств прошлого года нашей общественностью было внесено много прекрасных предложений об увековечении памяти поэта. Что же сделано: ровно ничего. Как это ни дико, в нашем городе нет даже Пушкинской улицы. Между тем, предполагалось именем поэта назвать Колпинскую улицу, где он жил, и где сохранившийся домик Китаевой вместе с противоположным угловым домом, своим современником, составляют характерный архитектурный ансамбль пушкинской эпохи. Ничего не предпринято для восстановления пушкинской комнаты в Лицее. Предполагалось именно в этом здании создать культурное учреждение, достойное памяти поэта. По всей справедливости Лицей должен был бы стать домом нашей молодежи, счастливой наследницы гениального творчества поэта. Даже въезд в наш город, привокзальная площадь, безобразна, грязна и убога: вот почему первая встреча с городом Пушкина производит тяжелое впечатление. Разве так уж трудно привести эту площадь в порядок, сделать ее нарядной. И разве не здесь место статуе Пушкина, нашего Пушкина, жизнелюбца, бойца, любившего народ и умевшего творить для него. Разве не он должен встретить эти тысячи людей, приезжающих почтить его память. Пока что их встречают уродливые ларьки, да пивная... ”

12 марта – протоиерей Федор Забелин освобожден от должности настоятеля Екатерининского собора. От ныне протоиерей продолжает свое служение в Знаменской церкви.

Март - в Екатерининском соборе изъят образ святого великомученика Пантелеймона, пожертвованный собору вдовой придворного лакея Агафьей Константиновой.

27 апреля - двадцаткой собора возбуждено ходатайство перед Ленинградским Митрополитом о направлении в Екатерининский собор нового священника.

5 мая – в газете “Большевистское слово” журналист И. Марков опубликовал интервью, взятое у писателя Вячеслава Шишкова по поводу его романа “Емельян Пугачев”.

11 мая – двадцатка Екатерининского собора обратилась в президиум райсовета с заявлением: “На наше ходатайство ЛНГР Митрополиту и присылке в собор священника от 27/IV с.г. мы получили переданный нам устно ответ от владыки: “Священников нет, прислать некого и придется сдать собор”. Без священника собор функционировать не может, а потому ждем ваших распоряжений относительно всей процедуры сдачи имущества собора”. Председатель 20-ки Триумфова. Казначей Никитина. Секретарь Соловьева. Члены 20-ки – Комарова, Куркина, Петрова, Миневрина, Булкин, Никитина, Кох, Широков, Кузьмина, Коок, Смирнова, Титова, Трофимова, Церинкова, Керпель, Никитина (подписей - пять).

Май - советская общественность отметила столетие существования Павловского вокзала.

1 июня – из решения президиума Пушкинского райсовета: “Принимая во внимание поступившие от 20-ки бывшего Екатерининского собора заявление от 11/V 1938 г. за №40 об отказе от дальнейшего использования здания собора для нужд религиозного культа, возбудить ходатайство перед Президиумом Ленинградского Облисполкома о закрытии Екатерининского собора в г. Пушкине и о передаче здания собора Пушкинскому райсовету РК и КД для культурных и оборонных целей”. Заместитель председателя Пушкинского райсовета Макаров. Секретарь райсовета Козлов.

1 июня - из решения президиума Пушкинского райсовета: “Принимая во внимание поступившие от 20-ки бывшего Екатерининского собора заявление от 11/V 1938 г. за №40 об отказе от дальнейшего использования здания собора для нужд религиозного культа, возбудить ходатайство перед Президиумом Ленинградского Облисполкома о закрытии Екатерининского собора в г. Пушкине и разрешении Пушкинскому РК и КД произвести слом этого здания, как не представляющего собою художественной ценности”. Заместитель председателя Пушкинского райсовета Макаров. Секретарь райсовета Козлов.

2 июня – Софийскому собору исполнилось 150 лет.

6 июня – газета “Большевистское слово” пишет: “Двадцатка Екатерининского собора отказалась от использования здания для нужд религиозного культа. В связи с этим перед президиумом Ленинградского исполкома возбуждено ходатайство о передаче здания райсовету под культурные нужды”.

10 июля - президиум Пушкинского райсовета решил изменить редакцию и считать постановление от 1 июня принятым в следующей редакции: “Принимая во внимание поступившие от 20-ки бывшего Екатерининского собора заявление от 11/V 1938 г. за №40 об отказе от дальнейшего использования здания собора для нужд религиозного культа, возбудить ходатайство перед председателем Ленинградского Облисполкома о закрытии Екатерининского собора в г. Пушкине и разрешении Пушкинскому РК и КД произвести слом этого здания, как не представляющего собою художественной ценности”. Председатель райсовета Никифоров. Секретарь райсовета Козлов.

11 июля – из решения областной комиссии по вопросам культов: “Принимая во внимание, что церковь для религиозных целей с марта 1938 года двадцаткой не используется, а частично двадцатка отказалась от дальнейшего ее содержания, церковь закрыть. Удовлетворить ходатайство Пушкинского райсовета – здание после ликвидации снести”. Общий отдел.

11 июля – в Московской Славянке закрыта одна из красивейших храмов в окрестностях Царского Села церковь Преображения Господня.

20 июля – областная комиссия по делам культов получила сообщение президиума Пушкинского райсовета о том, “что еще в 1934 году избиратели при выборах в бывший Детскосельский Горсовет выносили наказы о закрытии Екатерининского собора. Зарегистрированы по этому поводу наказы, вынесенные избирательными собраниями жен начсостава и военнослужащих воинских частей гарнизона, рабочих и служащих 212-го строительного участка, жильцов ЖАКТов и др. В 1936 году при отчетах депутатов Райсовета были вынесены дополнительные наказы о закрытии екатерининского собора собраниями избирателей санатория им. Бонч-Бруевича, Ленинградского института инженеров молочной промышленности, моторно-ремонтного завода и т.д. Эти наказы избирателей и указание двадцатки о том, что она не может использовать здание собора под культовые нужды, и было положено в основу постановления президиума Райсовета о возбуждении ходатайства перед Леноблисполкомом о закрытии Екатерининского собора. При сем прилагается заявление двадцатки за 18 подписями” (подписей на самом деле не 18, а только 5). Зам. председателя Пушкинского райсовета Макаров. Секретарь райсовета Козлов.

8 октября - в Царской Славянке (ныне – поселок Динамо) закрыта церковь святой великомученицы Екатерины.

24 октября - газета “Большевистское слово” пишет: “Как известно, городской собор был закрыт, так как религиозная община отказалась содержать его. Здание собора передано райсовету. Специальная комиссия, в которую входили тт. Макаров, Сергин, Косоваров, Муратова, профессор В. Яковлев, обследовала здание. Комиссия намечает использовать здание под театр и кино. Подвальное помещение предполагается использовать как газоубежище”.

26 октября – на Пролетарской (ныне - Церковной) улице в доме В. И. Вунча открыт Дом творчества писателей. В Большом Пулково закрыта церковь во имя Смоленской иконы Божией Матери.

В Большом Пулкове закрыта церковь во имя Смоленской Иконы Божией Матери.

• 1939 год

Январь - в первом номере газеты “Большевистское слово” опубликован очерк Александра Беляева “Визит Пушкина” (Новогодняя фантазия). Город, названный именем великого поэта, представляется писателю-фантасту в будущем городом-садом, городом-здравницей и городом науки с грандиозным музеем, центром творчества Пушкина.

19 февраля – из докладной записки Экономического управления УНКВД Ленинградской области в ГЭУ НКВД СССР о перебоях в снабжении хлебопродуктами отдельных районов: “Из-за систематического невыполнения нарядов на отгрузку хлебопродуктов срывается снабжение мукой пригородных хлебозаводов по транзитному завозу. Чтобы не нарушить хлебопечение, пригородные хлебозаводы вынуждены муку из Ленинграда возить на автомашинах. За время с 29 ноября по 21 декабря 1938 г. в г. Колпино и Пушкино из Ленинграда было вывезено на автомашинах 267 т муки”.

13 марта – из решения президиума Пушкинского райсовета: “В соответствии с постановлением Облисполкома здание бывшего Екатерининского собора, как не представляющее архитектурной и общественной ценности и не могущее быть рационально использованным путем перестройки, определить к сносу. Срок начала разборки установить – октябрь 1939 г. и срок окончания работ установить – март 1940 г.” Председатель Пушкинского райсовета Кондратенков. Секретарь райсовета Козлов.

15 марта – из выступления Николая Ивановича Вавилова на выездном заседании Ленинградского областного бюро Секции научных работников профсоюза вузов и научно-исследовательских учреждений во Всесоюзном институте растениеводства: “...У нас есть три категории опытных учреждений. Основные учреждения, где приходится оценивать то, что мы изучаем. Такая работа ведется в Пушкине, в “Красном Пахаре” около Слуцка (Павловск), где имеются большие питомники. Здесь, под Ленинградом, вы можете видеть богатейший, единственный в Европе питомник всех северных плодово-ягодных культур, ассортимент которых может у нас произрастать… Наша физиологическая лаборатория, находящаяся в Пушкине, - одна из крупнейших и занята в нашем учреждении прикладными вопросами засухоустойчивости, холодостойкости и зимостойкости… Если вы приедете в Пушкин в этом году, то мы вам буквально покажем чудо с биологической точки зрения. Должен сказать как биолог, что я, по крайней мере до последних лет, такого явления не видел… У нас имеются иные ценности - прекрасные станции, особенно в Пушкине. Но в то же время сам рост института, оформление его и его ценностей требуют большого ухода, особенно в таких центрах, как Ленинград и Пушкин…”

21 апреля – из решения президиума Пушкинского райсовета: “Во изменение решения президиума Райсовета РК и КД от 13/III 1939 г. разрешить РКО приступить к сносу собора в мае 1939 г.” Председатель Пушкинского райсовета Кондратенков. Секретарь райсовета Козлов.

13 мая - на Казанском кладбище состоялись похороны выдающегося советского конструктора боеприпасов, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР Рдултовского Владимира Иосифовича. “…Рдултовский умер 13 мая в рабочем кабинете, за кульманом. Числа 13 он боялся всю жизнь... Хоронили его по-старорежимному: лафет, белые лошади, факельщики. Краскомы строго объясняли любопытным: “Хоронят генерала российских боеприпасов”.

5 июня - в 5 часов 30 минут утра Екатерининский собор взорван.

6 июня – 140-летие со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина.

6 июня – из статьи архитектора Д. М. Баталова “Будущее города Пушкина”, напечатанной в газете “Большевистское слово”: “Сейчас архитектурно-планировочный отдел Ленсовета разработал генеральный план развития города Пушкина на ближайшие 15-20 лет. Северная часть города Пушкина раскинется на сухом возвышенном плато между деревнями Кузьмино, Александровкой и речкой Кузьминкой. Южная часть будет выстроена на сухой здоровой территории вдоль Отдельного парка. …В треугольнике, образованном Октябрьским бульваром, Пулковским шоссе и Школьным переулком, раскинется центральная площадь города. Здесь будут воздвигнуты новые здания: районный Совет и театр. …Два широкие (по 13 метров) асфальтированные проезда протянутся по обеим сторонам Октябрьского бульвара. На северо-восточной его стороне будут построены жилые дома полуциркульной формы. Возле них в зелени газонов устанавливаются фонтаны, окруженные скамьями и скульптурными группами. …Основным видом внутригородского транспорта станет автобус. Кроме того, разработан проект линии троллейбуса, проходящей из новой северной части города, от станции Александровка по Октябрьскому бульвару и Слуцкому шоссе в город Слуцк (Павловск). …Новые кварталы города Пушкина будут очень отличаться от больших городских каменных массивов. …Это будет город в парке, пересеченный широкими асфальтированными улицами, вдоль которых вытянутся красивые решетки, город, застроенный виллами, город отдыха граждан социалистического общества... ”

13 июня - из письма студентки МГУ Шуры Серебровской родителям: “Дорогие папуля и мамуля! ...Тут у нас были большие события. Г. Д. (генетик Георгий Дмитрич Карпеченко) и другие генетики ездили к наркому и вернулись очень довольные. Нарком их поддержал, сказал, что если он и поддерживает Лысенко, то это не значит, что нужно ущемлять генетику и тем паче ликвидировать ее... И вообще окончил словами: “Передайте товарищам, чтобы работали спокойно”. Г. Д. на этом собрании выступал, говорят, очень удачно, и вообще у него сразу поднялось настроение (и у нас также). Пушкин, 13/VI-1939 г.”.

21 июня – из решения президиума Пушкинского райсовета: “В целях использования площади после снесения здания собора как места отдыха широких масс трудящихся г. Пушкина и их детей – площадь городского сквера спроектировать в новой планировке с учетом следующих заданий: 1. На месте б. Екатерининского собора установить бассейн с фонтанами и окантовкой цветами. 2. Предложить РКО предусмотреть и согласовать с АПО Ленсовета возможность установки памятника на площади. 3. Устроить на площади детские игровые площадки. 4. Предложить РКО изыскать необходимые средства на указанное проектирование площади и внести свои соображения на утверждение Президиума райсовета”. Председатель Пушкинского райсовета Кондратенков. Секретарь райсовета Козлов.

26 июня - из статьи Г. Абрамова, А. Колпышева и Е. Макшиной, напечатанной в газете “Большевистское слово”: “...Инженер тов. Мартинсон предлагал на месте бывшего собора воздвигнуть памятник великому поэту А. С. Пушкину. Мы думаем, что вся общественность города поддержит его предложение. Мы, счастливые потомки поэта, граждане социалистического общества, должны воздвигнуть памятник великому поэту и сделать наш город достойным имени бессмертного гения”.

4 августа – в Павловске закрыта церковь святой мученицы царицы Александры, в Большом Кузьмино - церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.

11 августа - в горах Карелии при исполнении служебных обязанностей трагически погиб горный инженер Эдуард Николаевич (Никович) Нильсен, руководивший взрывными работами при сносе Екатерининского собора.

15 августа - из статьи Е. Вигилянского, напечатанной в газете “Большевистское слово”: “...центральную площадь надо оформить совсем по-другому. Я предлагаю создать на этой площади большой и уютный зеленный массив, парково-архитектурный ансамбль, весь посвященный творчеству Пушкина, его стихам, сказкам, поэмам, трагедиям и повестям ”.

1 сентября - из статьи профессора В. Яковлева, напечатанной в газете “Большевистское слово”: “...Старую площадь, окруженную зданиями прошлого, мне мыслится желательным превратить в пантеон великих людей дореволюционной эпохи. Если своды подвала бывшего собора хорошо сохранились, то их верхнюю площадку хорошо можно использовать для такого архитектурно-скульптурного замысла, как пантеон бессмертных”.

21 сентября – из решения президиума Пушкинского райсовета: “Разрешить РКО реализовать кирпич от б. собора по цене 70 руб. за одну тысячу, а также разрешить бесплатную вывозку половняка заинтересованным в получении его организациям при условии вывоза ими бесплатно мусора с площадки б. собора”. Председатель Пушкинского райсовета Кондратенков. Секретарь райсовета Козлов.

29 сентября – в Тярлево закрыта церковь Спаса Преображения, на Павловском кладбище – церковь святых праведных Богоотец Иоакима и Анны.

•1940 год

1 января – на базе Слуцкой (Павловск) магнитной обсерватории организован научно - исследовательский институт земного магнетизма.

17 января – из книги генерал-лейтенанта авиации Дмитрия Тихоновича Никишина “Страницы биографии военного летчика”: “17 января девятка наших самолетов взлетела с Чкаловского аэродрома и взяла курс на Пушкин под Ленинградом. Поскольку мы торопились, а улучшения погоды метеорологи не обещали, то лететь пришлось в сплошном снегопаде, по всему маршруту шли на бреющем плотным строем с включенными огнями, сели в Пушкине без происшествий. По прибытии сразу включились в боевую работу. В основном приходилось вести разведку и наносить бомбовые удары по укрепленным районам и скоплениям войск на железнодорожных станциях в районе Савонлинна, Хамина, Антреа. Обычно маршрут проходил от Пушкина на большой высоте через Ладожское озеро на север, затем над островом Валаам разворачивались на цель, а после выполнения задания обходили хорошо прикрытые зенитной артиллерией районы Выборга и Котки с запада и через остров Лавансари в Финском заливе шли домой. Лишь однажды мне пришлось бомбить позиции береговой артиллерии под Коткой. В Пушкине стояла приводная радиостанция, и из Финляндии по радиополукомпасу мы безошибочно выходили на свой аэродром в любую погоду”.

12 апреля - из воспоминаний писателя, драматурга Евгения Львовича Шварца о поездке после премьеры “Тени” в Дом творчества в Детское Село: “Жизнь в Доме творчества оказалась проще, чем чудилось… Только Тихонов, хохоча деревянным смехом и посасывая деревянную свою трубку, пытал бесконечными рассказами. Тынянов, которого он пытал на лестнице по пути в умывальную, слушал его, слушал и вдруг потерял сознание…”

15 мая - газета “Большевисткое слово” пишет: “Управление дворцов-музеев готовится к грандиозному народному гулянью, устраиваемому 18 мая - в день открытия парков. Гуляние открывается торжественным митингом с выступлением прославившихся в недавних боях с белофинами Героев Советского Союза. На Розовом поле будут демонстрироваться военные игры. С наступлением темноты будет устроен грандиозный фейерверк с разноцветными каскадами и фонтанами. В течение всего дня в парках будут играть 5 духовых оркестров. Вечером в Зеленом театре состоится большой концерт джаза”.

6 августа – на квартире арестованного академика Николая Ивановича Вавилова обыск (Московское шоссе, д. №23, кв. 2). Из воспоминаний младшего сына академика Вавилова, Юрия Николаевича Вавилова: “Во время ареста я находился в Пушкине с матерью. Был произведен обыск на квартире моего отца в Ленинграде,.. в институтах где он работал, в институте растениеводства, в институте генетики, а также на пушкинской станции была небольшая служебная квартира - там тоже был обыск. Я был свидетелем этого обыска, и мать отвезли в НКВД - быть понятой на обыске в квартире”.

30 ноября – из сообщения ТАСС: “Всесоюзное совещание по земному магнетизму. Слуцк, 30. Сегодня здесь открылось третье всесоюзное совещание по земному магнетизму. С докладом о работе магнитных обсерваторий и станций на местах и о ходе генеральной магнитной съёмки Союза ССР выступил директор Института земного магнетизма тов. Пушков, его заместитель тов. Трубятчинский, директор Ташкентской обсерватории тов. Михалков и другие. На совещании будут заслушаны доклады научного сотрудника Всесоюзной; научно-исследовательского геологического института тов. Логачёва об опыте магнитной съёмки с самолёта, представителя Гидрографического отдела Главного управления северного морского пути о магнитной съёмке в Арктике и др. Ряд докладов посвящается проектам конструирования новых магнитных приборов и исследованию уже построенных, проблемам предсказания магнитных бурь, влияющих на проводную и радиосвязь, новейшим исследованиям Солнца и связи магнитной активности с Солнцем и .др. Герой Советского Союза тов. Буйницкий выступит с докладом о магнитных наблюдениях во время экспедиции на ледоколе “Седов”. Совещание продлится до 4 декабря”.

•1941 год

15 февраля – в Пушкине арестован заведующий отделом генетики Всесоюзного института растениеводства генетик Георгий Дмитриевич Карпеченко. Обвинен в шпионско-вредительской деятельности, к которой добавлена открытая борьба под руководством Вавилова против “передовых методов научно-исследовательской работы и ценнейших достижений академика Лысенко по получению высоких урожаев”. Из списка “Состава а/с группы Вавилова”: “Карпечеко Георгий Дмитриевич - 1899 года рождения, ур. г. Вельск, Вологодской обл., из дворян, зав. отделом генетики, профессор. Прож. - гор, Пушкино, ул. Глинки д. 10. Беспартийный”.

21 февраля – из письма профессора Карпеченко наркому просвещения РСФСР Потемкину: “В день ареста я начал писать работу о действии отбора в чистой линии после удвоения у растения числа хромосом. Это важнейшее открытие и очень бы хотелось, чтобы оно осталось за советской наукой. Не сможете ли Вы попросить органы Наркомвнудела, ведущие мое дело, разрешить мне написать эту работу хотя бы в виде предварительного сообщения в “Докладах Академии наук”…”

3 марта - улица Тюткина переименована в улицу Лермонтова.

29 мая – в дачном поселке Самопомощь закрыта Троицкая церковь.

1 июня – в Пушкине около 56 тысяч жителей; большую часть составляют войска. Списочная численность личного состава одной только 24-й танковой дивизии РККА составляет 8642 военнослужащих. Дивизия дислоцирована в Пушкине в 3-м, 5-м, 6-м и 8-м военных городках и в Слуцке (Павловск) в военном городке на улице Обороны.

22 июня – из воспоминаний жительницы города Пушкина Людмилы Константиновны Воиновой: “Семья наша жила за железной дорогой, на Новодеревенской улице… 22 июня, пользуясь чудесным погожим днем, я сидела в саду за письмом, чтобы еще раз напомнить сестре о своем приезде. Вдруг мама выбегает на крыльцо веранды и кричит: “Люсенька, ужас, началась война”. В жутком состоянии, со слезами я побежала к своей подруге Ане, а она бежала уже ко мне. У переезда мы, плача, бросились в объятия друг к другу. Идем, ревем, а около вокзала жизнь бьет ключом. Посмотрела на часы - была половина первого. Народ вышел из ленинградского пригородного поезда. Находясь в пути, люди ничего не знали о происходящем. На площади, как это было принято по выходным дням, выстраивались колонны с оркестрами, чтобы отправиться на гулянье в парки. От вокзала мы с подругой направились по улице Ленина (Широкая). Около домов происходила какая-то суета, на столбах укрепляли громкоговорители. Вскоре заработало радио, и былое оживление пошло на спад. У всех на устах было страшное слово - “война”.

22 июня – в 12 часов дня весть о нападении Германии на Советский Союз разнеслась в Пушкине и Слуцке. Девять раз за день, с интервалами в час, передавалось сообщение, начинавшееся словами: “Граждане и гражданки Советского Союза!” Голос радио Москвы звучал сурово, сдержанно, мужественно. В нем было и горе, и боль, и вера в победу. Всем запомнились заключительные слова Молотова: “Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами”.

23 июня - началась мобилизация военнообязанных, родившихся в 1905-1918 годах. В Павловском дворце утром начата упаковка, из парковых павильонов музейные предметы перевезены во дворец.

23 июня – в Екатерининском парке, Лицейском садике, городских скверах - на больших свободных участках - начаты работы по устройству “щелей” для укрытия от бомбежек. В строительстве укрытий участвуют тысячи пушкинцев: рабочие и служащие, студенты, школьники, домохозяйки.

23 июня - по предложению митрополита Ленинградского Алексия приход Пушкина и Слуцка начал сбор пожертвований на оборону Ленинграда.

25 июня – Пушкинским районным отделом НКВД получена телеграмма от первого секретаря обкома партии Жданова с требованием сформировать в городе Пушкине два истребительных батальона.

25 июня – из приказа Управления культурно-просветительных предприятий Ленгорисполкома: “1. Закрыть для общего пользования все дворцы-музеи и выставки. В пригородах: 1. г. Пушкин, Петергоф, Павловск... 2. Директорам предприятий на основе указаний, данных управлением (совещание в УКППЛ 22.06 - 25.06 с. г.), приступить к консервации музеев и музейных вещей, скульптуры, фонтанов, павильонов с принятием мер по предохранению от повреждений бомбардировок (перевод в особые хранилища, подвалы, нижние этажи зданий, устройство ставней, укрытие мешками с песком и т. д.)”.

26 июня - в Пушкин прибыл капитан пограничных войск НКВД Василий Егорович Ломакин, назначенный командиром 77-го истребительного батальона НКВД.

26 июня – из статьи Александра Романовича Беляева, напечатанной в газете “Большевистское слово”: “Нам навязали войну – разрушительницу. Что же? Будем “разрушать разрушителей”... армия великого народа не сложит оружия, пока враг не будет отброшен и уничтожен” (последняя заметка писателя).

27 июня - в Пушкин прибыл лейтенант Трофим Маркович Музыченко, назначенный на должность командира 76-го истребительного батальона НКВД.

27 июня – командирам батальонов капитану Ломакину и лейтенанту Музыченко представлены комиссары 76-го и 77-го батальонов - редактор газеты “Большевистское слово” Алексей Николаевич Самуйлов и директор сельскохозяйственного института Максим Степанович Лукьянов.

27 июня – в городе начато формирование истребительных батальонов.

27 июня - начаты работы по маскировке зданий города. Из воспоминаний очевидцев: “Первые немецкие самолёты появились над Пушкином в конце июня. Это были истребители “мессершмитты”. Часто мы наблюдали их воздушные бои с советскими истребителями…”

28 июня - из воспоминаний Иванова-Разумника: “С 28-го июня проезд из Царского Села в Петербург стал разрешаться только по особым пропускам, и я крепко засел дома…”

28 июня – арестован заведующий Цитологической лабораторией ВИРа в Пушкине, профессор Пушкинского сельскохозяйственного института Григорий Андреевич Левитский. Из списка “Состава а/с группы Вавилова”: “Левитский Григорий Андреевич - 1878 года рождения, ур. с. Белка, Киевской обл., ВИР - профессор. Гор. Пушкино, Слуцкое шоссе 13. Беспартийный. В 1933 году привлекался по делу “Заговор”, как участник эсеровской народнической организации…”

28 июня – в Пушкине и Слуцке (Павловск) закрыты дворцы-музеи и выставки для общего пользования. Закрыт Павловский вокзал. Концерты в Павловском вокзале продолжались более столетия. Всего их было более 10000, из них около 600 концертов “серьезной”, симфонической музыки. Музыка оказалась сильнее войн, революций и даже, пожалуй, самой истории. Концерты возобновились после революции и прекратились только в 1941 году.

29 июня – жители города привлечены к оборонным работам. Для работ по укреплению города привлечены неработающие – на полный день, а работающие и служащие – на три часа после работы.

30 июня – из воспоминаний очевидцев: “Ночью был большой налет фашистских самолетов на Ленинград через Пушкин. Все небо было “черным от самолетов”, но бомбежек не было…”

30 июня - начато формирование частей армии добровольцев (Ленинградская армия народного ополчения – ЛАНО). Из справки о ходе отбора добровольцев в Красную Армию по Пушкинскому району за 30 июня 1941 года: всего отобрано 123 человека, в том числе рядовые 110 человек, младший начсостав – 5, средний - 8. Из них 95 человек имеют военную подготовку, 28 не имеют. Членов ВКП(б) – 18 человек, ВЛКСМ – 47, беспартийных - 58. По возрасту от 18 до 25 лет – 83 человека, до 30 лет – 29, до 35 лет – 6, свыше 35 лет – 5.

30 июня – из Екатерининского дворца в тыл отправлена первая партия музейных ценностей.

2 июля – из справки о ходе отбора добровольцев в Красную Армию по Пушкинскому району за время с 30 июня по 2 июля 1941 года: всего отобрано 334 человека, в том числе рядовые 267 человек, младший начсостав – 19, средний начсостав – 34, средний политсостав - 14. Из них 229 человек имеют военную подготовку, 105 не имеют. Членов ВКП(б) – 57 человек, ВЛКСМ – 97, беспартийных - 108. По возрасту от 18 до 25 лет – 192 человека, до 30 лет – 83, до 35 лет – 31, свыше 35 лет – 28.

2 июля – попытка демонтировать Янтарную комнату закончилась неудачей – при механическом воздействии янтарь начал отваливаться от деревянной основы.

3 июля - 76-м и 77-м истребительными батальонами в народное ополчение Ленинграда переданы по 15 человек.

3 июля – из сводки о ходе отбора добровольцев в Красную Армию по Пушкинскому району за время с 30 июня по 3 июля включительно: всего отобрано 488 человек, в том числе рядовой состав – 368 человек, младший начсостав – 48, средний командный состав – 52, средний политсостав – 20. По возрасту от 18 до 25 лет – 240 человек, до 30 лет – 124, до 35 лет – 41, свыше 35 лет – 43.

4 июля - началась массовая отправка пушкинцев на строительство оборонительных укреплений на дальних и ближних подступах к Ленинграду.

4 июля – из сводки о ходе отбора добровольцев в Красную Армию по Пушкинскому району за время с 30 июня по 4 июля включительно: всего отобрано 488 человек, в том числе члены ВКП(б) – 87 человек, ВЛКСМ – 127, беспартийные - 274.

5 июля – в Павловском дворце упакована первая очередь из 655 уникальных предметов.

5 июля – из сводки о ходе отбора добровольцев в Красную Армию по Пушкинскому району за время с 30 июня по 5 июля включительно: всего отобрано 488 человек.

6 июля - из Екатерининского и Павловского дворцов в город Горький по железной дороге отправлена очередная партия музейных ценностей. В 34 ящиках отправлено 875 музейных предметов.

7 июля – в Пушкине сформированы 76-й и 77-й истребительные батальоны НКВД. 76-й батальон - 120 человек - состоит из преподавателей, студентов, аспирантов Ленинградского института инженеров молочной промышленности (ЛИИМП), рабочих завода № 26, работников прокуратуры и других организаций города. 77-й батальон - 160 человек - состоит из учащихся 8-9 классов школ города, из сотрудников и студентов сельхозинститута, из рабочих Пушкинского ремонтно-механического завода, из рабочих хлебозавода, из рабочих и служащих военторга и других организаций.

9 июля – заведующий отделом генетики ВИРа Георгий Дмитриевич Карпеченко приговорен к расстрелу.

12 июля – в район Слуцка (Павловск) из Ленинграда выступил 274-й ОПАБ (отдельный пулеметно-артиллерийский батальон, артпульбат), сформированный из рабочих и инженерно-технических работников Балтийского завода.

13 июля – из Екатерининского и Павловского дворцов в Горький отправлена вторая партия музейных ценностей. Из Павловска отправлено 1659 музейных предметов.

15 июля - Главное управление гидрометеорологической службы передано Народному комиссариату обороны, Слуцкий (Павловск) научно - исследовательский институт земного магнетизма стал военизированным учреждением с вольнонаёмным составом и наименованием - Научно-исследовательский институт земного магнетизма ГУГМС Красной Армии.

15 июля – оборудование Слуцкого института земного магнетизма ГУГМС Красной Армии перевезено в Ленинград, с последующей отправкой их в Свердловск.

15 июля – из воспоминаний врача Слуцкой (Павловск) городской больницы Татьяны Афанасьевны Медведевой: “В Павловске во главе с Н. В. Пушковым (Николай Васильевич Пушков - директор Слуцкого института земного магнетизма) в ополчение записались многие сотрудники НИИЗМ. 15 июля 1941 года они были отправлены в Ленинград, а затем на фронт. Н. В. Пушков и еще ряд работников горсовета и горкома партии были оставлены в Павловске для подпольной работы”.

17 июля – в Пушкине создан отдельный комсомольский взвод противопожарной обороны. Подразделение укомплектовано комсомольцами-рабочими, служащими, студентами, школьниками старших классов.

17 июля – 488 ополченцев Слуцка (Павловск) и Слуцкого района убыли в Ленинград. Ополченцы включены в дивизию, создающуюся в Куйбышевском районе.

18 июля - в город Пушкин из Ленинграда выступил 266-й ОПАБ - 1150 добровольцев Куйбышевского района Ленинграда.

23 июля - во всех домах введены круглосуточные посты для тушения зажигательных бомб. Из воспоминаний очевидцев: “…в июле появились немецкие бомбардировщики. Первым объектом их налета была железнодорожная станция. От дворца было видно, как бомбы отрывались от самолетов, падали и взрывались”.

28 июля - сформированный из добровольцев-партийцев города Пушкинский партизанский отряд под командованием председателя райисполкома города Ивана Васильевича Емельянова (комиссар - парторг моторемонтного завода Виссарион Николаевич Негри) перешел на казарменное положение.

28 июля – в “Коммунарке” под Москвой расстрелян генетик Георгий Дмитриевич Карпеченко.

1 августа – в Пушкинском сельскохозяйственном институте начались приемные экзамены.

7 августа – 5 и 7 августа в газете “Большевистское слово” опубликован исторический очерк Вячеслава Шишкова “Денис Давыдов”.

9 августа – из письма доктора Альфреда Франца Фердинанда Роде, директора собраний искусств, гаулейтеру Восточной Пруссии Эриху Коху: “Гаулейтеру Эриху Коху. Считаю крайне необходимым обратиться к вам по следующему вопросу. В то время как наши отважные воины, а в их числе находятся народные гренадеры 217-й Восточно-Прусской дивизии, преодолевая ожесточенное сопротивление врага, продвигаются к Петербургу, в огне войны гибнут многие культурные и исторические ценности мирового значения. Не исключено, что такая участь может постичь замечательнейшие произведения выдающихся мастеров и Янтарную комнату, национальную гордость Германии, находящуюся ныне в Екатерининском дворце города Пушкин (Царское село). Необходимо принять все меры для возвращения этого шедевра в лоно Родины и, поскольку она сделана из прусского янтаря, в Восточную Пруссию, в Кенигсберг. Как директор музеев искусств Кенигсберга, я гарантирую ее принятие и размещение в одном из помещений Кенигсбергского замка”.

9 августа – на аэродром города Пушкина прибыла 2-я эскадрилья 412-го дальнебомбардировочного полка 81-й авиадивизии во главе с комэска майором Александром Курбаном.

10 августа – на аэродром города Пушкина прибыла 1-я эскадрилья 412-го авиаполка под командованием полярного летчика капитана Энделя Карловича Пусэпа, на борту флагманского корабля прибыли командир 412-го авиаполка полковник Виктор Иванович Лебедев и командир 81-й авиадивизии дальнего действия летчик полярной авиации Герой Советского Союза комбриг Михаил Васильевич Водопьянов. В 20 часов 50 минут с аэродрома Пушкина под командованием комбрига Водопьянова вылетели десять самолётов на бомбардировку столицы фашистской Германии Берлина (первую бомбардировку Берлина произвели ВВС Балтийского флота в ночь на 8 августа. Группу вел флаг-штурман полка, ст. л-нт Котов Никита Дмитриевич, впоследствии Герой Советского Союза, с 1956 года жил в Пушкине). При взлете один из бомбардировщиков (майор Константин Егоров) потерпел катастрофу, другой (мл. л-нт Александр Молодчий, впоследствии дважды Герой Советского Союза) пробежав всю грунтовую полосу, не сумел оторваться от земли, снес шасси в канаве. Первый взлетевший самолет (капитан Александр Тягунин) ошибочно был атакован советскими истребителями, а затем сбит над устьем Луги своими зенитками. Второй бомбардировщик (ст. л-нт А. А. Перегудов) также вернулся в Пушкин, имея 11 пробоин.

10 августа – самолет из группы Водопьянова (л-нт Александр Панфилов), подбитый зенитками, пересек воздушную границу Финляндии и потерпел катастрофу. Из оперативной сводки ПВО и ВВС Финляндии: “Секретно. Оперативная сводка ПВО и ВВС Финляндии № 92, 10 августа 1941 г., 6 часов: Первый округ ПВО: 1 час 17 минут – 2 часа 3 минуты, четырёхмоторный самолет проследовал курсом Порккала ¬ Тервалампи – Раямяки – Мянтсиля, где совершил вынужденную посадку в 500 метрах юго-восточнее станции Лапиньярви. Самолёт сгорел…”

11 августа - ранним утром на аэродроме Пушкина совершил посадку одинокий бомбардировщик из группы Водопьянова (л-нт В. М. Малинин). Второй экипаж (майор Александр Курбан) вынужденно сел в Красном Селе, третий (л-нт Василий Бидный) - в Обухово, четвертый (майор Михаил Угрюмов) – в районе Великих Лук. Пятый самолет (л-нт Борис Кубышко) был атакован советскими истребителями и сбит (члены экипажа покинули горящую машину с парашютами и впоследствии вернулись в свой полк). Самолет командира “оперативной группы” 420-го авиаполка (капитан А. Г. Степанов) последний раз видели по пути в Берлин над черной пустыней Балтики. С задания не вернулся. Судя по радиограмме, полученной на аэродроме Пушкина, Степанов отбомбился по цели. Экипаж Водопьянова на обратном пути из-за повреждений совершил посадку в оккупированной Эстонии (экипаж пробрался к своим в Пушкин). Семь из десяти бомбардировщиков нанесли бомбовые удары по военным объектам противника и сбросили листовки. Весь мир узнал о подвиге наших летчиков. Парижские газеты пишут: “Налеты застали немцев врасплох, для налетов были использованы новейшие советские самолеты, качество которых вызывает восхищение у всех авиационных специалистов”. Лондонское агентство Ассошиэйтед Пресс передает: “Берлинцы, которых в свое время уверяли в том, что их городу не грозит опасность воздушного нападения, теперь знают, что столица уязвима для налетов как английской, так и советской авиации. Это весьма важный психологический фактор, который окажет большое влияние на моральное состояние немцев”. Хассо Г. Стахов, воевавший под Пушкином, в своей книге “Трагедия на Неве” пишет: “Немецкая авиация также начинает распылять свои силы, а русские в то же время оказываются даже способными вторгнуться пятью дальними бомбардировщиками через Штеттин в пределы Рейха, сбросить бомбы на Берлин и продемонстрировать несокрушимый дух сопротивления”.

11 августа - вышло постановление об обязательной эвакуации из города детей до 14 лет и их матерей. Из воспоминаний очевидцев: “Были вывезены детские дома, садики, но большинство детей вернулись к родителям, так как вскоре все железные дороги, соединяющие Ленинград с остальной страной, были перерезаны немцами”. Детский дом №10 для испанских детей эвакуирован в город Нолинск Кировской области.

11 августа – из доклада заместителя командира “оперативной группы” 420-го авиаполка комэска капитана Брусницына начальнику штаба 81 -й авиадивизии: “При прилете (10 августа) в Пушкин личный состав был собран для дачи указания разгрузить самолеты и подвесить бомбы по 7 ФАБ-100. Командиры звеньев и штурманы были собраны для проработки задания. В 15.00 был получен боевой приказ вылететь по цели Берлин... Порядок полета был установлен следующий. Первое звено взлетает ТБ-7, за ним в 20.30 звено Ер-2 под командой капитана Степанова, за ним в 20.45 звено ТБ-7 и в 21.00 - звено Ер-2 под командой капитана Брусницына, за этим звеном следующее звено ТБ-7. За звеном ТБ-7 взлетает пара Ер-2 под командой младшего лейтенанта Молодчего... ”

12 августа – из телеграммы командующего ВВС, заместителя наркома обороны страны генерал-лейтенанта Павла Федоровича Жигарева в штаб ВВС (с последующим докладом “наверх”): “...С 21.00 до 22.00 10 августа на выполнение задания вылетели 7 ТБ-7 и 3 Ер-2. По предварительным данным, по цели работали 2 ТБ-7 и 2 Ер-2. Один ТБ-7 сбросил бомбы до подхода к цели, так как сдал мотор. Вернулись и сели в Пушкине только 1 ТБ-7 и 1 Ер-2... О Водопьянове и Панфилове данных нет...”

12 августа - гитлеровская ставка потребовала от своего командования “ликвидировать… аэродромы, с которых производятся налеты на Берлин”.

13 августа – из воспоминаний второго пилота в экипаже Водопьянова капитана Пусэпа: “Рано утром, еще до восхода солнца, мы (экипаж Водопьянова) прибыли на аэродром под Пушкином. Новости, которыми нас встретили друзья, были невеселыми... Так закончился первый боевой вылет, наш первый день войны”.

15 августа – из воспоминаний штурмана в экипаже Курбана майора Георгия Павловича Молчанова: “15 августа экипажи имевшие корабли (а их осталось три) возвращались в тыл на заводской аэродром. Остальные экипажи доставлялись туда же на транспортных самолетах”.

15 августа - исполкомы Ленинградских областного и городского Советов совместным решением запретили проводить вырубку деревьев и парков, занимать парки и здания дворцов-музеев и павильонов “...для каких-то бы ни было целей” и изымать из местных дворцов-музеев и парков материалы, предназначенные для консервации музеев.

17 августа - из приказа Верховного Главнокомандующего: “Первый удар 81-й авиадивизии по району Берлина прошел успешно. Семь тяжелых кораблей бомбардировали военные объекты противника и сбросили листовки. Однако, в процессе подготовки и полета выявлен ряд существенных недостатков, требующих немедленных исправлений. Командование дивизии организацией полета руководило недостаточно, а начальник штаба дивизии полковник Лышенко от руководства самоустранился. В результате плохой увязки маршрута имел место обстрел летевших самолетов на задание своими истребителями, зенитной артиллерией береговой обороны и кораблей. Летно-технический состав, несмотря на длительную подготовку к полету, в полной мере материальной части мотора и вооружения не освоил и плохо знал ее эксплуатацию… Приказываю: 1. Военному совету ВВС КА уделить особое внимание подготовке и состоянию 81-й авиадивизии,.. имея в виду использование дивизии для систематических ударов по военным объектам глубокого тыла противника. 2. За личное участие в бомбардировочном полете на район Берлина объявляю благодарность комбригу т. Водопьянову, командирам кораблей: т. Курбану А. А., т. Угрюмову М. М., т. Панфилову А. И., т. Бидный В. Д., т. Кубышко В. А. и всему личному составу экипажей… Верховный Главнокомандующий Нарком обороны СССР И. Сталин”.

17 августа - из воспоминаний очевидцев: “объявлена общая эвакуация женщин и детей”.

17 августа – из распоряжения Ленгорсовета: “Предложить Ленинградскому горфинотделу выдать Управлению культурно-просветительных предприятий на расходы по эвакуации музейных ценностей 44 700 рублей за счет местного бюджета в счет ассигнований бюджета по Управлению культпро-светучреждений на сентябрь 1941 года”.

18 августа – немецкая авиация нанесла по аэродрому Пушкина бомбовый удар.

20 августа – из Павловска в Сарапул отправлена 3-я очередь музейных экспонатов, состоящая из 3168 предметов.

21 августа - в газете “Правда” опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР, которым участники налёта на Берлин командиры экипажей (среди них майоры Курбан и Угрюмов и л-нты Кубышко и Малинин) и вторые пилоты (среди них капитан Пусэп и ст. л-нты Антипов и Чурилин) награждены орденом Красного Знамени. Штурманы (среди них капитаны Сагдиев и Федоровский) и борттехники (среди них воентехник 1 ранга Гайнутдинов) награждены орденом Красной Звезды. Командиры экипажей капитан Степанов и л-нт Панфилов награждены орденом Красного Знамени посмертно.

21 августа – немецкая авиация нанесла мощный удар по аэродрому Пушкина. Большие потери на земле. Из книги командующего авиацией Новикова Александра Александровича “В небе Ленинграда”: “21 августа немецкая авиация нанесла сильный удар по одному из наших крупнейших базовых аэродромов возле Пушкина и уничтожила 18 самолетов. Мы никогда еще не несли столь большого урона на земле…”

21 августа - на должность директора Павловского дворца-музея назначена Анна Ивановна Зеленова.

23 августа – последний эшелон с музейными ценностями Екатерининского и Павловского дворцов прорвался сквозь вражеский заслон, направляясь в город Сарапул.

25 августа - началась общая эвакуация Слуцкого (Павловск) научно-исследовательского института земного магнетизма ГУГМС Красной Армии.

25 августа - Пушкинский партизанский отряд начал боевые действия близ поселка Вырица.

28 августа – принято постановление о выселении Иванова-Разумника из пределов Ленинграда и Ленинградской области в административном порядке. Из воспоминаний Иванова-Разумника: “… фронт подкатывался. В середине июля был оставлен Псков, в середине августа - Нарва, бои шли уже под Гатчиной. Царское Село ежедневно бомбили немецкие аэропланы. Стало ясно, что скоро будет эвакуировано и Царское Село”.

1 сентября – массированный авианалет немецкой авиации на железнодорожную станцию Детское Село, разрушена железная дорога от Пушкина до Слуцка (Павловск). Разрушен мост через речку Кузьминку. Немцы в Вырице. Из военного дневника командира роты ополченцев Александра Евгеньевича Святловского: “С нашего участка, близ кладбища, были видны домики станции Пушкина… Когда над станцией, из беспорядочно кочующих облаков, с глухим ревом снижалась стремительно группа германских бомбовозов, было видно, как в смятении бегали люди, уныло выли паровозы… Но потом все застилали желтые клубы пыли и взметенной к небу земли, прожженной огнем. И долго вилась, все редеющим облаком спускающаяся с неба пыль, замешанная на крови. Жили мы в старой церкви, у кладбища, по дороге от Египетских ворот в город. Вечером на наше кладбище, где на пыльных плитах мы ужинали, а на крестах висели походные сумки и котелки, приезжали грузовики, полные мяса и крови. Со станции – говорили люди. Деловито рыли яму, закапывали. Кто-то плакал и бросал в яму солому и комья земли. И было странно – зачем везут на кладбище? Ведь это не похороны, а что-то иное – простое и страшное…”

1 сентября – из Павловского дворца в Ленинград отправлена четвертая партия музейных экспонатов.

1 сентября – в Пушкинской радиостанции имени Подбельского демонтирован и перевезен в Ленинград один из передатчиков радиостанции. Пушкинская радиостанция была основной радиостанцией, обеспечивающей связь Ленинграда с Москвой и со всей страной. В разгар боев на дальних подступах к Пушкину передатчики этой радиостанции срочно были демонтированы и перенесены сначала в Екатерининский парк, в “концертный павильон Кваренги”.

2 сентября - из воспоминаний Иванова-Разумника: “В Царском Селе за эти четыре дня (с 30 августа по 2 сентября) сильно почувствовалось приближение фронта. Горела Вырица, в немногих десятках верст от нас. На бульваре у Египетских ворот стояло тяжелое шестидюймовое орудие и глухо ухало. Рядом с нашим домиком то и дело обстреливала небеса “зенитка”, весь дом содрогался от ударов. Стекла наших окон были разбиты, рамы выбиты, двор и сад зияли воронками от аэропланных бомб”.

3 сентября – из Павловского дворца в Ленинград отправлена пятая партия музейных экспонатов.

5 сентября – из Павловского дворца в Ленинград отправлена шестая партия музейных экспонатов. Всего в сентябре за три раза было отправлено 2180 музейных предметов.

10 сентября – из воспоминаний ополченцев: “В городе появились отступающие войска, стали просачиваться лазутчики. Отчётливо была слышна канонада со стороны Гатчины. Удары вражеской авиации по Пушкину участились”. Немцы предприняли атаку на Павловский парк.

11 сентября - на юго-западную окраину Екатерининского парка и на станцию Александровская выдвинут боевой отряд, состоявший из ополченцев 1-го полка 1-й Кировской дивизии народного ополчения и бойцов 237-й стрелковой дивизии, которые вышли из вражеского окружения и были собраны в Пушкине.

11 сентября - для обороны Пулкова выдвинута 5-я дивизия народного ополчения.

11 сентября – в Слуцке (Павловск) эвакуирован научно-исследовательский институт земного магнетизма.

12 сентября – из отчета Слуцкого института земного магнетизма в Москву в Главное управление Гидрометслужбы: “50% сотрудников финансово - счётного отдела с 1. 07 по 20.08 с отрывом от работы работали на сооружении укреплений и с 30.08 по 12.09 производилась эвакуация из Слуцка в Ленинград”. Из замечания Главного управления ГМС по отчёту института: “... в отчёте имеются большие отставания. Качество учёта и отчётности невысокое. Бухгалтерские данные реальны, материальный отчёт отстаёт…”

12 сентября – введены специальные пропуска на въезд в Пушкин.

12 сентября – из письма командира разведки Пушкинского партизанского отряда Ивана Андреевича Воробьева (учителя 406-й школы) своему другу: “…Борис, я не знаю, где моя семья, думаю, ты сможешь мне помочь и сообщить. Мой обратный адрес, к сожалению, не известен, но на всякий случай: Германская Советская Социалистическая республика, Берлин, до востребования, Воробьеву И. А. 12 сентября 1941 года”.

13 сентября - из воспоминаний ополченцев: “В 6 часов утра немцы возобновили артиллерийский и минометный огонь по нашим частям и пошли в атаку на Большое Виттолово, общим направлением на станцию Александровскую”. В бою под Виттолово погиб комиссар 76-го истребительного батальона Алексей Николаевич Самуйлов. Комиссаром батальона назначен политрук роты Григорий Панкратьевич Хоцко. Части Красной Армии покинули Красногвардейск (Гатчина) по единственной свободной дороге на Пушкин.

13 сентября – из воспоминаний рядового бойца 276-го ОПАБ А. С. Дроздова: “Перед городом Пушкином нас остановил заградотряд. Это было утром 13 сентября. Заградотряд собрал много одиночных солдат и мелких групп. Построили всех, и какие-то командиры в звании майора и капитана обругали нас, назвали изменниками Родины, выстроили в цепь и послали в атаку на деревню Александровскую. Деревню мы взяли, я при атаке захватил немца в плен”.

14 сентября – эвакуирована Пушкинская радиостанция. Здание станции, мачты (четыре 100-метровые мачты), силовое хозяйство взорваны.

14 сентября – из воспоминаний ополченцев: “К усиленной бомбежке с воздуха добавился интенсивный артиллерийский обстрел города. К вечеру начался также обстрел из минометов”. Возле Белой башни трагически погибла в бою группа пушкинских милиционеров. Они спешили на помощь защитникам города у посёлка Александровка.

14 сентября – из воспоминаний секретаря партбюро 3-го стрелкового полка 2-й дивизии ЛАНО Анатолия Назаровича Лебедя: “14-го сентября 1941 года наш полк потерял около 200 человек, получив команду занять станцию и посёлок Александровка и удерживать её”.

15 сентября – артиллерийский и минометный обстрел. Один из снарядов попал в купол дворцовой церкви. В самом дворце разрушены Малая столовая и кабинет Александра I. Из воспоминаний ополченцев: “В городе разбомбили хлебозавод, во многих местах вспыхнули пожары, очень много было жертв среди населения. Банк в спешке выдал предприятиям и организациям деньги на выдачу зарплаты. Люди покинули Пушкин, уходя группами и в одиночку с рюкзаками за спиной или с вещами на тележках”.

15 сентября - студентам и преподавателям Пушкинского сельскохозяйственного института предложено уходить пешком в Ленинград.

15 сентября – из дневника хранителя Екатерининского парка Е. Л. Туровой: “Все время бомбят. Со вчерашнего дня никакого отбоя тревоги. Все ж таки успела вечером быстро обежать Екатерининский парк. В павильонах все е порядке. В Концертном зале военные спят на сене. В Александровском дворце в подвале райком, райисполком и военкомат. А под Екатерининским и под Лицеем все население Пушкина”.

15 сентября – из “Отчета о состоянии Павловского дворца-музея на момент оставления его 15 сентября 1941 г.”: “На 15 сентября 1941 г. общее состояние здания дворца было вполне удовлетворительным, за исключением нескольких выбитых стекол в оконных рамах все было в порядке. Бельэтаж дворца в основном был освобожден от вещей, часть зала нижнего этажа была оставлена в следующем состоянии.
1. Столовая: плафон, лепка, зеркала сохранены. Особенно ценные четыре вазы Жилле, в простенках размещена мебель: консоль, стол Рентгена из Коврового кабинета, шкаф с камеями, много мебели Жакоба (почти вся мебель из Тронного зала), рояль из базы отдыха.
2. Туалетная Павла: разбито зеркальное окно, живописные вставки в стенах целы. В центре комнаты ящик… Комоды (в одном из них — часы-шар). Много мебели и кушетки из кладовых. Один комод заполнен книгами (худ. литература).
3. Новый кабинет: в простенках поставлена мебель.
4. Общий кабинет: много рам от картин. У стены несколько неизвестных картин и пастелей.
5. Малиновый кабинет: мебель в простенках.
6. Проходная с антресолями: мебель парадных залов (главным образом Итальянского зала), ширмы китайские из кладовых, бюро Павла, под ним — пастели. Много рам и большие картины.
7. Круглый кабинет: (Камердинерская). Гипсовая статуя в нише сохранна, два гамбсовских шкафа красного дерева с бронзой.
8. Пилястровый кабинет: пилястры и роспись сохранны. Стекла сохранны. У стен шкафы и рамы.
9. Кабинет-фонарик: кариатиды и роспись целы. Стекла целы. У стен шкафы и рамы.
10. Туалетная М. Ф.: в простенках мебель.
11. Палатка: ниша заполнена книгами из Библиотеки Росси (120) - XVIII-нач. XIX в. Ливан полукруглый с вышивками.
12. Залы выставки вышивок (столовая базы отдыха): заполнены мебелью, там же снятые двери из верхних парадных залов.
13. Вводная комната: мебель и плоскостной материал из Библиотеки Росси.
14. Кладовая № 3 (вокруг Итальянского зала): научно-исследовательский архив, фотонегатека, резные корзинки из черепахи и слоновой кости из Библиотеки Росси, миракли, 4000 книг научно-вспомогательной библиотеки, Коллекция минералов из Библиотеки Росси. Гербарии.
15. Кладовая № 2 (за зеркальной дверью Египетской передней): часть античной скульптуры из кладовых и мраморные светильники на бронзовых цепях из залов дворца. Несколько книг Библиотеки Росси.
16. Кладовая коридора и буфетной: мраморные бюсты работы Антокольского и золоченые рамы.
17. Кладовые вокруг буфетной: алебастровые вазы дворца, вазы и люстры из Библиотеки Росси, скульптура мелкая, кровать красного дерева, на которой сложены все драпировки из парадных залов дворца, вазы фарфоровые и каменные, фарфор восточный, фарфор с бронзой из Пилястрового Кабинета, торшеры из Залов Войны и Мира. Значительная часть оставшихся музейных и музейно-вспомогателъных предметов была в помещениях вне музея: кладовые бывш. красного уголка, в подвале, в бомбоубежище и помещении Храма Дружбы”.

15 сентября - из дневника директора Павловского музея Анны Ивановны Зеленовой: “Сильные повреждения принесли оружейный обстрел, авиация и снаряды… Многие деревья должны быть вырублены, так как сильно повреждены осколками бомб и снарядов (насквозь пробиты стволы, некоторые из них расщеплены, ветви поломаны). Невзирая на крупные повреждения, нанесенные парку и на массовую порубку деревьев (10 %), Павловский парк на 15 сентября все еще сохранял свою высокую художественную ценность. Восстановление утраченного на 15 сентября не явится невозможным, так как, главным образом, вырублены деревья не из основных пейзажных групп. Бронзовая и мраморная скульптура парка захоронена и почти полностью законсервирована, за исключением памятника Павла и памятника Марии Федоровны”.

15 сентября – Пушкинский партизанский отряд по пути в заданный район подошел к шоссе Тосно - Вырица и расположился в лесу, заняв круговую оборону.

16 сентября - из воспоминаний ополченцев: “…зенитные батареи ушли из города. По немецким самолётам, бомбившим Пушкин, никто огня не открывал. Они бомбили с низкой высоты, безнаказанно. Видимо, судьба города была предрешена. Воинские части покинули город. В Пушкине оставались одни истребительные батальоны”.

16 сентября - из дневника Анны Ивановны Зеленовой: “Надо дать поручение Т. А. Баженовой зарисовать композиции балдахина Парадной опочивальни в цвете”.

16 сентября – зарево пожара над Александровским парком: горит Китайский театр. Из воспоминаний очевидцев: “Воинские части покинули город: по Советскому (Софийский) бульвару вышли к железнодорожному переезду. В Пушкине остались одни истребительные батальоны. Помимо сильной бомбежки и обстрела из орудий и минометов, город начал обстреливаться пулеметным огнем. Из-за сильного обстрела движение в городе прекратилось, и большая часть населения города перешла в бомбоубежище в Лицейском подвале. Многие вечером ушли пешком из города”. Немцы в Александровке.

14-17 сентября - из воспоминаний очевидцев: “Поселились мы… в лицейских подвалах. Там подвалы идут глубоко вниз и очень толстые стены. В этих подвалах собралось столько населения гражданского, что вам не сказать… Город был ничейный. Потом, не могу сказать на какой день, в нашем районе появляются 10 советских солдат. С ними лейтенант, мальчишка, года 22-23. Они обратились к населению… и в течение 3-х часов была сделана амбразура. И эти ребята – 10 человек – держали оборону Пушкина в течение 3-х дней. Немцы шли с Александровского парка, а они здесь, за брустверами держали оборону…”

17 сентября – из воспоминаний ополченцев: “Трое суток через город нескончаемой вереницей под бомбежкой тянулись отступающие части Красной Армии. В ночь на семнадцатое Пушкинские истребительные батальоны последними оставили город, свой родной город, с сознанием честно выполненного долга, затаив в сердце боль и ненависть к фашистским захватчикам”.

17 сентября - из воспоминаний ополченца 1-й Кировской дивизии Даниила Гранина (Герман): “17 сентября 1941 года мой полк по приказу покинул Пушкин и направился в сторону Ленинграда. Пространство между Пулковом и городом было заполнено беженцами и отступавшими частями – это было страшное зрелище...”

17 сентября - из воспоминаний начальника штаба 90-й стрелковой дивизии Героя Советского Союза генерал-майора Григория Ивановича Вехина: “17 сентября рано утром подразделения 19-го сп проскочили сквозь узкий коридор в кольце окружения и вышли на окраину Пушкина… В прорыв пошли военнослужащие 173-го сп, 286-го сп, других частей дивизии. Ведя огонь на ходу из всех видов стрелкового оружия, эта стихийная группировка к 10 часам утра пробилась на большое открытое поле между дворцовыми парками, городом Колпино и станцией Московская Славянка. Насколько хватал глаз, поле было усеяно трупами людей и лошадей, телами раненых и искалеченных военных и штатских. С двух сторон коридор отступления шириной 1-1,5 км немцы простреливали автоматным и пулеметным огнем. Для дополнительного психологического воздействия враг применял разрывные пули, издающие непрерывный гул. А в зоне обстрела бежали, мчались на велосипедах и верхом на конях сотни и тысячи солдат, офицеров и гражданских, торопясь выбраться из этого пекла в сторону Московской Славянки, Шушар, Колпино. Впоследствии оставшиеся в живых говорили: “Ночь и день 17 сентября 1941 г. не забудем до последнего дыхания”. Толпа людей, бегущих под градом пуль, испытала леденящий ужас смерти…”

17 сентября – из воспоминаний очевидцев: “Семнадцатого числа по главной улице (по Софийскому бульвару к железнодорожному переезду) прошли последние грузовики, на которые забрасывали свои узлы не успевшие эвакуироваться горожане. Потом в городе воцарилась мертвая тишина. Через полчаса такой странной тишины раздался треск мотоциклов: в 12 часа дня со стороны Гатчины в город вступили фашистские войска (269-я пехотная дивизия из Гамбурга и 4-я дивизия СС “Полицай”). В городе началась паника. Люди бежали из домов в сторону железнодорожного вокзала, вдоль улиц валялись чемоданы, свертки, узлы, детское белье. Те же, кто утром уехал на работу в Ленинград, уже не смогли вернуться к родным домой”.

17 сентября – из воспоминаний очевидцев: “Невозможно забыть первый день оккупации, когда нас, детей, женщин стариков фашисты выгнали из бомбоубежища, находившегося в домах Ижорского завода на ул. Глинки. Они отогнали в сторону мальчиков-подростков, а наших солдат, которые не успели отступить, попали в окружение и прятались в бомбоубежище, поставили к стенке бывшей прачечной, содрали с них погоны, ремни и расстреляли у нас на глазах. Подростков же увели в комендатуру. Что было с ними дальше – неизвестно…”; “Раненые, которые находились в школе (ныне № 500)… в последний день не успели выбраться из города. Немцы расстреляли их всех на поле в районе хлебозавода”.

17 сентября – из воспоминаний очевидцев: “Утром 17 сентября 1941 года немецкие войска вошли в Слуцк. Двигались они по улице Садовой от дворца к вокзалу. Огромной железной змеей растянулась танковая колонна. Медленно ползла она через виадук на Павловском шоссе, чтобы войти в город Пушкин. Когда первые немецкие танки проехали виадук и остановились в Павловске-2, раздался мощный взрыв – это взлетел на воздух заминированный отступающими войсками Советской армии мост. Немецкие танки пошли на город Пушкин через деревню Гуммолосары…”

19 сентября - из воспоминаний Иванова-Разумника: “Через несколько дней помещение милиции и местного НКВД было исследовано организовавшимся русским городским управлением… Был найден список четырехсот граждан города Пушкина, которые с семьями подлежали аресту и высылке. Назначен был и день для этого - 19-ое сентября...”

Сентябрь - из воспоминаний очевидцев: “В первые дни немцы грабили магазины, различные склады, организации и частные квартиры. Мужчин (от 15 до 55 лет), у входа на рынок собрали напротив Гостиного двора (позже сборный пункт находился на углу улиц Радищева и Парковой) и погнали пешком в лагеря села Рождествена и Выры, где был повальный мор от голода”.

21 сентября – ночью на южной окраине Пушкина тяжело ранен советский танкист, старший лейтенант Зиновий Григорьевич Колобанов, уничтоживший со своим экипажем 19 августа у поселка Войсковицы под Гатчиной 22 танка противника (бой занесен в книгу рекордов Гиннеса). Из воспоминаний Колобанова: “Случилось это 21 сентября. Ночью. На кладбище в Пушкине. Туда гэсээмовцы приезжали заправлять нас, туда подвозили боезапас. Помню, вылез я из машины, вдруг - разрыв, меня подняло в воздух и отбросило. Сознание я потерял не сразу, сгоряча пытался двигаться. А вот как меня вывозили, уже не помню...”

18 - 22 сентября – из воспоминаний очевидцев: “Под угрозой расстрела началась регистрация жителей города. По городу расклеили приказ немецкого коменданта (Роот, помошник - Оберт): жителям запретили покидать город, нарушать запретные зоны, выходить из домов после наступления темноты, прикасаться к проводам и предметам военного обихода. Патрули стреляли без предупреждения, пойманных нарушителей вешали”. Из воспоминаний очевидцев: “Немцы ввели комендантский час с 17 часов. Кто появлялся на улицах города позднее - расстреливался без всякого разбирательства. Боясь партизан и выстрелов в спину, фашисты создали запретную зону: сначала выселили все до Октябрьского бульвара, потом до улицы Карла Маркса (Магазейная), в дальнейшем - до Колпинской (Пушкинская). Тех, кто пытался пробраться до своего дома за какими-нибудь вещами, расстреливали”.

Сентябрь – из объявления коменданта Слуцка (обер-лейтенант Лядвич) об обязательном ношении на груди дощечки с надписью комендатуры города и личного номера регистрации: “Для восстановления порядка и безопасности на занятой немецкими военными властями территории приказываю:
1) Населению деревень строго воспрещается всякое хождение вне границ населенных пунктов без сопровождения герм. солдата.
2) С наступлением темноты до рассвета воспрещается оставлять свои дома всему населению.
3) Каждый гражданин обоего пола начиная с 12 лет необходимо должен регистрироваться в список у местной комендатуры.
4) Каждый регистрированный гражданин, носит на груди дощечку с надписью комендатуры и номера регистрации.
5) Оружие всякого рода, боеприпасы и взрывчатые вещества немедленно должны быть сданы в местную комендатуру.
6) Кtо этому распоряжению не подчинится, будет арестован и наказан по военному суду. Командующий нем. войсками”.

23 сентября – 76-й и 77-й истребительные батальоны НКВД расформированы с передачей личного состава в 1-й стрелковый полк дивизии народного ополчения и на укомплектование 2-й отдельной истребительной роты.

24 сентября – на 30-м километре Московского шоссе советские войска (168-я стрелковая дивизия) остановили немцев.

25 сентября – расклеен приказ коменданта города - всем 26 сентября быть готовым к эвакуации.

26 сентября - члену культурной комиссии ведущему эксперту по вопросам искусства в России Нильсу фон Хольсту (руководил деятельностью берлинских музеев по внешним связям) поручена сохранность награбленных в пригородах Ленинграда музейных сокровищ.

28 сентября - из дневника Анны Ивановны Зеленовой: “Это война не только за захват и освобождение территории. Это война двух систем, что ясно видно из вандализма фашистских извергов, когда они могут протянуть свои грязные лапы к памятникам нашей национальной материальной и духовной культуры. И в этом не только разнузданность арийского кретинизма - это сознательные акты в борьбе двух систем. Этот вандализм, это уничтожение наших ценностей - это тоже факт, подтверждающий политический характер этой войны. Вот почему борьба за сохранение памятников нашей культуры является составной частью той великой битвы, которую ведем мы сейчас. Вот почему я считаю, что мы, музейщики, не ушедшие на фронт, а оставленные правительством для сохранения материальных ценностей русского искусства и культуры, мы также должны считать себя мобилизованными для борьбы и победы над фашистским нашествием, ибо сохраняя вверенные нам музейные национальные ценности нашей страны, мы тем самым помогаем противостоять тому целеустремленному вандализму, с которым фашисты набрасываются на все то, что говорит о национальной гордости великороссов”.

29 сентября – из полевого дневника командования группы армий “Север”: “Ротмистр граф Сольмс из штаба группы армий, которому поручено отобрать произведения искусства в императорских резиденциях, просит поставить охрану в Пушкине, где взрыв авиабомбы причинил некоторые повреждения. В настоящее время солдаты на передовой линии фронта могут своими неосторожными действиями нанести дворцу ущерб, в связи с чем охрана поручена 50-му армейскому корпусу”.

Сентябрь - в дачном поселке Самопомощь вновь открыта Троицкая церковь.

1 октября - из воспоминаний очевидцев: “В Пушкине было объявлено распоряжение немецкого коменданта, что к 23 октября, т. е. через три недели, все жители города должны его покинуть, куда угодно”.

1 октября – из документов 50-го армейского корпуса: “1.10. Красногвардейск (Гатчина). Для обеспечения сохранности предметов искусства в район действий корпуса прибыли ротмистр граф Сольмс и гауптман Пенсген”.

1 октября – по приказу командующего группой армий “Север” генерала Георга фон Кюхлера (командующий 18-й армией) Янтарная комната “силами семи солдат 557-го строительного батальона за 36 часов” разобрана и упакована под руководством унтер-офицера в двадцать семь ящиков.

1 октября - в Слуцке (Павловск) освящена кладбищенская церковь святых Иоакима и Анны, закрытая в сентябре 1939 года.

5 октября - из книги фон Лееба “Дневниковые заметки и оценки обстановки…”: “Из журнала боевых действий отдела снабжения 18-й армии: “...отдел снабжения 50-го армейского корпуса сообщает, что в Пушкине 20000 жителей, большей частью члены семей работников промышленных предприятий, остаются без продовольствия. Следует ожидать эпидемии голода. В качестве предохранительной меры можно лишь рекомендовать направить мужское трудоспособное население в лагеря военнопленных. Не может быть и речи о поставках продовольствия гражданскому населению со стороны наших войск…”

8 октября - из дневника фон Лееба: “Из журнала боевых действий отдела снабжения 18-й армии: “Начальник отдела снабжения был на докладе у командующего группой армий “Север” и начальника штаба группы. Он доложил о предложении службы снабжения 50-го армейского корпуса удалить из Пушкина 20000 голодающих женщин и детей, ютящихся в зоне боевых действий в подвальных помещениях и вырытых землянках и неспособных прокормить самих себя. Такое положение недопустимо, так как имеется опасность возникновения в войсках эпидемических заболеваний. Командующий группой армий “Север” приказал эвакуировать их в тыловую зону 18-й армии. Для этого выделен район: западнее шоссе и железной дороги в направлении на Лугу - Малая Выра - южная оконечность Малой Выры - Осертицы - Среднее - Замошье - разгранлиния с тыловой зоной группы армий “Север”… Пункт сбора эвакуируемых – в Красногвардейске (Гатчина)… Распределение эвакуируемых по конкретным деревням возложено на комендатуру 18-й армии”.

8 октября - из воспоминаний очевидцев: “По городу расклеили приказ немецкого коменданта о регистрации: всем жителям города приказано было явиться 8-10 октября в комендатуру (которая находилась в здании аптеки напротив кинотеатра “Теремок”, ныне “Авангард”) на Московской улице, 24, - угол Московской и 1-го Мая”.

14 октября – в городе установился снежный покров. В Екатерининском дворце демонтирована и вывезена в Кенигсберг Янтарная комната.

14 октября – из документов 50-го армейского корпуса: “14.10. Красногвардейск (Гатчина). Транспортировка экспертами по искусству ротмистром графом Сольмсом и гауптманом Пенсгеном предметов искусства из Гатчины и Пушкина - среди них и облицовка стен Янтарного зала из замка в Пушкине (Царское Село) - в Кенигсберг”.

15 октября - вторичная регистрация населения.

15 октября - из воспоминаний очевидцев: “С середины октября после регистрации комендатуры немки стали работать при кухнях воинских частей, получая там кроме питания при кухнях еще полный солдатский паек на себя и своих иждивенцев, эстонцы, финны и латыши получали также пайки из своих миссий и, таким образом, не голодали”. Из письма Маргариты Алексеевны Черновой, жены профессора Сергея Николаевича Чернова, историку, архивисту Борису Евгеньевичу Сыроечковскому: “Никто из нас не работал у немцев, а тем, кто шел к ним на какие бы то ни было работы, они платили продуктовым пайком, включавшим “1 кг муки на неделю, 1 хлеб, 36 гр. жиру, 37 гр. сахару и один стакан крупы”.

8-19 октября – Пушкинский партизанский отряд продержался в тылу немцев до середины октября. 8 октября получив разрешение на выход из тыла, командир отряда Емельянов повел бойцов к линии фронта. На подходе к Ленинграду, возле станции Понтонная, когда до своих оставалось совсем недалеко, отряд был обнаружен немцами и разбит на их передовых позициях.

19 октября – газета “Ленинградская правда” о Пушкинском партизанском отряде пишет: “Полтора месяца партизанский отряд под командованием Е. действует в захваченных фашистами районах Ленинградской области. Партизаны неоднократно вступали в открытый бой с превосходящими силами фашистов и уничтожали их. В районе Ш. и Р. партизаны уничтожили 100 немецких солдат и офицеров. В этом же районе партизанский отряд Е. сжег и попортил 28 трехтонных и полуторатонных автомашин. Вывел из строя 4 орудия, 2 зенитных пулемета и уничтожил около 3 тонн горючих и смазочных материалов. Партизаны минируют дороги, мешают продвижению фашистских войск и наносят существенный ущерб материальной части врага. На минированный участок дороги между К. и Н. наскочил и взорвался немецкий “вездеход”. По дороге К. ночью партизаны обстреляли две штабных машины. Машины выведены из строя, при этом убито два офицера”.

22 октября - из воспоминаний очевидцев: “С конца октября немцы стали объявлять через громкоговорители о том, что все население должно освобождать город, так как никакого снабжения не будет. Приказано было расселяться по окрестным деревням. С 22 октября к зданию комендатуры начали подавать грузовики и силой заталкивать туда людей. Желающих добровольно уехать было немного. И это вполне понятно. Эвакуироваться налегке - значит встретить грядущие холода без теплых вещей, постельных принадлежностей, а все это имущество осталось в покинутых домах. И оккупанты вроде бы пошли на уступку: на несколько часов открыли запретную зону, чтобы люди могли пройти в свои жилища, взять теплую одежду, обувь, подушки и другие нужные вещи… Но вскоре все поняли, что фашистская “добросердечность” оказалась коварным маневром. На углах стояли солдаты с автоматами и буквально гнали народ прямиком к комендатуре и там силой забрасывали людей с узлами в кузовы автомашин. Улизнуть сквозь вооруженную охрану было невозможно. Стояли крики, вопли, многие умоляли разрешить им сходить за детьми, оставшимися в домах или у чужих людей. Но все просьбы были бесполезными. Машины одна за другой отправлялись в путь. Куда именно - стало ясно позднее…”

Октябрь - из воспоминаний очевидцев: “На Фильтровском шоссе были расстреляны 11 наших воинов. По всей вероятности, это был десант, неудачно приземлившийся, так как у них было новенькое обмундирование и плащ-палатки. Их вели под конвоем – это видели из окна наши соседи…”

Октябрь - из воспоминаний очевидцев: “Со двора комендатуры многих людей отводили в подвалы Екатерининского дворца и затем отдельными группами расстреляли в парке. Места расстрелов – Московские ворота, Розовое поле, Лицейский садик, Каприз, Александровский и Баболовский парки, площадка напротив южного корпуса Александровского дворца. Места захоронений - Лицейский садик, Розовое поле, Малый Каприз. Закапывали в “щелях” для укрытия от бомбежек (вырытых пушкинскими женщинами в скверах и садах в июне - сентябре)”. В Слуцке (Павловск) расстреливали в парке в районе братской могилы, в районе Белой берёзы.

Октябрь - из воспоминаний очевидцев: “Люди пешком ходили в окрестные деревни, везли на саночках свои веши в обмен на зерно и другие продукты. Часто замерзали при больших морозах или падали в пути от истощения. Были случаи, когда немцы выставляли пикеты на дорогах в город и расстреливали тех, кто возвращался домой. Фонарные столбы на улицах Комсомольской (Садовая), Васенко (Дворцовая) и около Лицея немцы использовали под виселицы, а в сквере напротив кинотеатра “Авангард”, там, где теперь стоит часовенка, была виселица (виселица на улице 1-го Мая стояла прямо под окнами писателя-фантаста Александра Беляева), на которой вешали людей с табличками на груди “Я - партизан” или “Я - мародёр”.

Октябрь - из воспоминаний очевидцев: “За водой горожане ходили в парк к Рыбной канавке. В поисках пищи на полях собирали капустную хряпу и мороженый картофель. В городе не работали магазины, не было рынка, не давали продовольственных пайков”.

Октябрь - из библиотек Царского Села военнослужащими батальона штурмбанфюрера СС барона Э. фон Кюнсберга изъяты книги для Оперативного штаба “Рейхсляйтер Розенберг” (ERR- Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg - ОШР) и частично перевезены в Сиверскую, частично сразу в Таллинн (в Ревеле находилось 30 тысяч книг Пушкинских дворцов).

Октябрь - согласно отчету Кюнсберга, около 10000 книг (18-19 веков) похищены из Царского Ceла в конце сентября - начале октября 1941 года, в их число вошла и большая часть личной библиотеки императора Николая II, которая размещалась в Александровском дворце. Книги из Царского Села присоединены к похищенным отрядами Кюнсберга из Павловска - 11500 томов. Общее количество книг из двух императорских дворцов составило около 22500 томов.

Октябрь - митрополит Ленинградский Алексий (Симанский) из блокадного Ленинграда обратился к партизанам и жителям оккупированных районов с призывом: “Продолжайте же, братие, подвизаться за веру, за свободу, за честь Родины; всеми мерами и мужчины, и женщины помогайте партизанам бороться против врагов, сами вступайте в ряды партизан, проявляйте себя как подлинно Божий, преданный своей Родине и своей вере народ”.

Осень - в Тярлево по просьбе местных жителей вновь открыта Спасо-Преображенская церковь.

13 ноября - немецкая газета “Кенигсберг альгемайне цайтунг” сообщает, что в Кенигсберге искусствовед Альфред Роде организовал в помещении Прусского художественного музея выставку ценных резных камней и некоторых образцов Янтарной комнаты, которая укрыта в безопасном месте.

14 ноября – из документов 50-го армейского корпуса: “14.11. Красногвардейск (Гатчина). Ротмистр граф Сольмс и гауптман Пенсген, завершая свою деятельность (сохранение предметов искусства), покидают штаб корпуса”.

15 ноября - из воспоминаний очевидцев: “Голод принял размеры настоящего бедствия. Буханка хлеба стоила 800-1000 рублей, новое меховое новое пальто - 4000-5000...” (перед войной хлеб стоил в магазине девяносто копеек килограмм).

30 ноября – выходящая в Германии газета “Новое Слово” сообщает: “В настоящее время в зоне военных действий Царском Селе, как известно, переименованном большевиками в “Детское Село”, расположен среди прочих архитектурных исторических памятников Екатерининский дворец, начатый постройкой в 1718 году при Екатерине I ... Во дворце находится так называемая янтарная комната, подаренная Петру Великому прусским королем Фридрихом I. Все стены этой единственной в мире, ценнейшей комнаты выложены янтарем... Чтобы спасти комнату от превратностей военной судьбы ее перевезли, как сообщает “Deutsche Allgemeine Zeitung”, в Кенигсберг”.

Ноябрь – из воспоминаний очевидцев: “…немцы объявили о регистрации русского населения. В советском паспорте ставили штамп, а тех, кто этого не успел сделать, расстреливали”.

Ноябрь - из воспоминаний очевидцев: “…началось поэтапное выселение жителей города. Сначала гнали пешком до Гатчины. По дороге можно было встретить ломаные детские коляски, санки, сумки, попадались трупы. Из Гатчины вывозили в Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и в Германию”.

Ноябрь – из рапорта настоятеля Знаменской церкви протоиерея Федора Забелина митрополиту Алексию: “С ноября 1941 г. в Пушкине началась голодовка, от которой слабели, пухли и умирали жители Пушкина. Для захоронения умерших при городской Управе была образована похоронная артель, которая собирала умерших по домам, причем умершие зашивались в простыни, одеяла и отвозились в братскую могилу. Было немало таких умерших, которых родные приносили в Знаменскую церковь, и они и оставались за отсутствием гробокопателей по 10-15 дней, потом увозились на кладбище...”

3 декабря – представителем штаба Розенберга доктором Вундером проведен осмотр Александровского дворца. Оценивая характер “материала” во дворце, он охарактеризовал его как “развлекательное чтиво самого дешевого рода на разных языках, путеводители по городу и дворцам” - ценные издания уже были изъяты батальоном штурмбанфюрера СС барона Э. фон Кюнсберга.

3 декабря – в специальной немецкой картотеке говорится, что Янтарная комната демонтирована и находится в Кенигсберге.

19 декабря – в Вырице состоялось освящение Петропавловской церкви.

21 декабря – из книги Даниила Гранина “Наш комбат”: “… Я даже помню дату - двадцать первого декабря… - День рождения Сталина... Проклятый “аппендицит” (полоска земли на стыке Пулковской высоты с насыпью Варшавской железной дороги, вдавившаяся в оборону советских войск с которой немцы просматривали всю нашу оборону), который торчал перед нами всю зиму... Мы без конца штурмовали “аппендицит”, сколько раз мы ходили в атаку и откатывались, подбирая раненых. Лучших наших ребят отнял “аппендицит”, вся война сосредоточилась на этом выступе…”

Декабрь – в Пушкине осталось восемь тысяч человек.

Декабрь – назначен новый бургомистр города.

В городе действует Знаменская церковь, настоятелем которой является 73 - летний митрофорный протоиерей Федор Забелин. Дворцовая церковь превращена в стоянку и мастерскую для велосипедов и мотоциклов, усыпальница под храмом Казанской иконы Божией Матери на Казанском кладбище - в бомбоубежище, придворная церковь святой равноапостольной Марии Магдалины в Слуцке (Павловск) – в мастерские, евангелическо-лютеранская церковь Преображения Господня – в наблюдательный пункт. В Слуцке по просьбе местных жителей вновь открыта бывшая гарнизонная церковь святителя Николая Чудотворца и в ней возобновлены богослужения. В слободе Антропшино в одном из домов с разрешения немецкого командования устроен временный молитвенный дом.

• 1942 год

1 января - из рапорта протоиерея Федора Забелина митрополиту Алексию: “Знаменская церковь находилась на расстоянии 1-1,5 км от окопов и часто обстреливалась. Особенно интенсивный огонь был в ночь на 1 января 1942 года. Снаряд попал в косяк церковного окна, выходящего на северную сторону, выбил железную решетку и раму. Окно было зашито досками, что дало возможность продолжать службы, хотя много стекол выбито, особенно в верхних рамах, а застеклять их не было возможности”.

5 января – в Пушкине в канун своего 55-летия от голода скончался историк, доктор исторических наук Сергей Николаевич Чернов.

6 января – в своей квартире на 58-м году жизни от голода умер писатель - фантаст Александр Беляев. Похоронен на Казанском кладбище рядом со своим другом, профессором Сергеем Николаевичем Черновым, скончавшимся от дистрофии 5 января. Александр Беляев за 16 лет литературного труда создал 17 романов, десятки рассказов и огромное количество очерков. Его увлекательные произведения проникнуты верой в неограниченные возможности человека и верой в справедливость. Из воспоминаний дочери Александра Беляева, Светланы Александровны Беляевой: “Зимой сорок второго есть нам было уже совсем нечего, все запасы подошли к концу. Соседи уехали и отдали нам полкадки перекисшей капусты, на ней и держались. Отец и раньше ел мало, но пища была более калорийной, кислой капусты и картофельных очисток ему не хватало. В результате он начал пухнуть и 6 января 1942 года скончался. Мама пошла в городскую управу с просьбой похоронить его не в общей могиле. Там к ней отнеслись по-человечески, но зимой выкопать могилу было очень сложно, к тому же кладбище было далеко, а в городе остались только одна живая лошадь и один могильщик, которому платили вещами. Мы расплатились, но нужно было ждать очереди, тогда мы положили папу в пустой соседней квартире и стали ждать. Через несколько дней с него кто-то снял всю одежду и оставил в одном белье. Мы завернули его в одеяло, а через месяц (это случилось 5 февраля) нас с мамой увезли в Германию, так что похоронили его без нас” (как и в случае с профессором Черновым, гроб с телом Беляева был оставлен до наступления первого тепла в склепе на Казанском кладбище и только в марте 1942 года вместе с остальными усопшими предан земле).

14 января - из рапорта протоиерея Федора Забелина: “Службы в Знаменской церкви совершались по воскресеньям и праздничным дням, а в великом посту 1942 года и по средам, пятницам, совершались и в морозные дни, как, например, 14 января 1942 года, когда температура в церкви снизилась до 12 градусов мороза, и, несмотря на холода, всегда ходили верующие и молились. Церковь никогда не пустовала”.

Январь – бывший настоятель Екатерининского собора Николай Смирнов с начала войны проживающий в городе Пушкине переехал в Красногвардейск (в 1942 году Красногвардейск был переименован в Линдеманнштадт).

Январь – в Ленинграде опубликовано специальное обращение Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) к верующим, находящимся на временно оккупированной территории. Одновременно митрополит Сергий содействует и организации партизанского движения.

18 февраля - из воспоминаний очевидцев: “С 17 сентября 1941 г. по 18 февраля 1942 года, при оккупации города (Пушкина) немецкими войсками, там сменилось три военных коменданта. Первый из них был до ноября месяца 1941 года по фамилии Роот, немец, в возрасте 30 лет, высокого роста, блондин, со светлыми глазами, длинноносый, весь бритый, типичный пруссак… Помощником коменданта Роот в тот период времени был немец Оберт, в возрасте 25 лет, среднего роста, блондин, носил маленькие усы, в декабре месяце 1941 года он куда-то исчез”.

Январь-февраль - из воспоминаний очевидцев: “Немцев, эстонцев, финнов и латышей (не считаясь с их желанием) эвакуировали из Пушкина по своим странам”.

Февраль - из воспоминаний Сергея Львовича Голлербаха: “…С сентября 41-го по февраль 42-го - было довольно страшное время. Страшный голод. …Никакого хозяйства там уже не было, огороды все разграбили, магазины разграбили. Ели жмых, выклянчивали что-то у немцев. …Выменивали у немцев хлеб на вещи. …За текинский ковер давали буханочку хлеба”.

Февраль - из воспоминаний очевидцев: “…Людей, истощённых и опухших от голода, вывозили на машинах. Из Гатчины вывозили в Эстонию, Латвию, Литву, Польшу и в Германию”.

Февраль - из воспоминаний Сергея Голлербаха: “В феврале 42-го года нам сказали, что население города вывозят на работу в Германию. Так я и очутился в Германии (в Западной Пруссии в трудовом лагере для Volksdeutsche в городе Кониц). В лагере оказалось много интересных людей. Был известный литературовед, друг моего дяди Разумник Васильевич Иванов-Разумник. Мы с ним были в одном бараке. Там же была и внучка поэта Иннокентия Анненского, дочь Валентина Иннокентьевича Анненского (Кривича)... Потом там была вдова стратонавта Васенко - Таня Васенко… Таня умерла в лагере. Были там вдова и дочь писателя Александра Беляева… Дочь звали Светланой… Кормили отвратительно, но вот в чем парадокс: то, что нас вывезли в Германию, оказалось спасением: мы просто погибли бы от голода…”

4 марта – в Вологде по пути в эвакуацию в возрасте 47 лет умер Эрих Федорович Голлербах.

4 марта - Указом Президиума Верховного Совета СССР уроженцу Царского Села командиру эскадрильи 731-го истребительного авиаполка противовоздушной обороны столицы старшему лейтенанту Николаю Николаевичу Морозову присвоено звание Героя Советского Союза. Старший лейтенант Николай Морозов, защищая небо Москвы от вражеской авиации, совершил 101 боевой вылет, в 16 воздушных боях сбил в группе 12 самолётов противника. Николай Морозов родился в 1916 году в Царском Селе.

Март - из воспоминаний очевидцев: “В начале марта, когда земля уже стала понемногу оттаивать, на кладбище (Казанское) начали хоронить людей, лежавших в местном склепе еще с зимы”.

24-29 марта – в Шушарах и под Колпино, в деревнях Мокколово и Лангелово, советскими частями эвакуировано финское население. В Верхне-Ижорской колонии эвакуированы немцы.

Март - Министерство иностранных дел Германии опубликовало каталог вывезенных из СССР предметов искусств – в нем упоминается предметы из Екатерининского дворца.

28 апреля - в Пушкине осталось около двух с половиной тысяч человек.

Апрель - в Пушкин прибыл сотрудник штаба рейхслейтера Розенберга Штеве с определенной задачей, в которую входит возможность “вывоза в Ригу книг из института и в особенности из библиотеки профессора Вавилова, арестованного большевиками несколько лет назад”. Собранную Вавиловым и ежегодно пересеваемую на Пушкинской станции ВИРа коллекцию семян пшеницы, которую не удалось эвакуировать, немцы распорядились отправить в Германию. Из публикации Ольги Юрьевны Елиной “Селекция на фронте: судьба советских селекционных станций в годы Второй мировой войны”: “Центральная генетическая и селекционная станция ВИРа в Детском Селе (Пушкинские лаборатории ВИРа) оказалась в зоне оккупации. Ее возглавил В. Херцш (W.Hertzsch), глава Восточно-Прусского отделения Института селекции ОКВ (Общество кайзера Вильгельма); он должен был наладить работу лабораторий, следить за пересевом и сохранностью коллекций. Для этих целей были привлечены некоторые русские сотрудники, оставшиеся на станции… Детскосельская коллекция озимых и яровых пшениц в 800 образцов была отправлена в 1942 г. в Тарту, затем в Латвию”. 

Апрель - в отчетных документах немецких экспертов по искусству, посылаемых в Берлин, отмечается, что оставшиеся в Екатерининском дворце Царского Села предметы “надежно сохраняются местной командой СД и подразделениями войск СС”.

6 мая – руководитель немецкой экспертной группы сообщает, что все царские библиотеки, находящиеся в Таллинне и Риге, перевезены в Берлин. Из отчетов Кюнсберга: “По прибытии в Берлин многие издания из императорских дворцов попадали в хранилища Министерства иностранных дел (Харденбергерштрассе, 22а). Отдельные книги по искусству и особо ценные издания отбирались для показов и выставок, проходивших в Берлине в начале 1942 года. Некоторые нацистские лидеры получали книги от руководства в подарок. Так, бывший немецкий посол в Москве граф Фридрих Вернер фон дер Шуленберг предположительно получил 100 томов французской литературы (18-19 вв.) с книжными штампами Павловского дворца. Большинство книг, раздававшихся таким образом, представляли собой дорогие издания гравюр и рисунков. Гитлер, впрочем, взял себе 80-ти томное описание Египетской кампании Наполеона; Геббельс получил подшивку газет за 1759 год; а рейхсляйтеру Альфреду Розенбергу досталось редкое издание Вольтера в 59 томах”.

20 мая – в Златоустовской тюрьме в возрасте 64 лет скончался заведующий Цитологической лабораторией ВИРа в Пушкине, профессор Пушкинского сельскохозяйственного института Григорий Андреевич Левитский.

Май – в Красногвардейске (Гатчина) на 78-м году жизни скончался бывший настоятель Екатерининского собора (1916 - 1935) протоиерей Николай Иоаннович Смирнов.

30 июня – в Красногвардейске (Гатчина) в парке Сильвия расстреляны Екатерина Шилова и Александра Дрынкина из города Пушкина - члены гатчинского молодежного антифашистского подполья.

5 августа – из утреннего сообщения Советского Информбюро: “Пробравшийся из немецкого тыла в расположение наших войск советский гражданин Бобцов Г. Я. рассказал: “В городе Слуцке, Ленинградской области, осталось очень мало населения. Немцы замучили и расстреляли большинство жителей, а многих угнали в глубокий тыл. Фашистские бандиты разрушили и полностью разграбили Павловский дворец. Ценности, картины, вазы и статуи грабители вывезли в Германию. Деревья великолепного парка вырублены. В городе свирепствует голод. На улицах можно видеть трупы людей, умерших от истощения. В Слуцком концентрационном лагере томятся сотни мирных жителей, обречённых на смерть. Им изредка приносят отбросы из солдатских кухонь. Ежедневно из лагеря выносят несколько трупов умерших от голода”.

12 августа - настоятель Знаменской церкви протоиерей Федор Забелин эвакуирован в Красногвардейск (Гатчина), где (29 августа) стал настоятелем Павловского собора. Знаменская церковь перестала быть действующей. Из книги “Неизвестная блокада”: “Священник Гатчинской церкви Забелин отмечал, что “...Авторитет священников и вообще церковных сотрудников поддерживался немцами высоким. Церковная работа квалифицировалась немецкими властями как активная работа в пользу германского фашизма”.

Август – из книги генерал-фельдмаршала немецкой армии Эриха фон Манштейна “Утерянные победы”: “Во время разведки местности на фронте южнее Ленинграда мы видели город, защищенный глубоко эшелонированной системой полевых укреплений, но расположенный, казалось, рядом. Виден был большой завод в Колпино на Неве, все еще выпускавший танки. Видны были Пулковские верфи у Финского залива. Вдали вырисовывался силуэт Исаакиевского собора и шпиль Адмиралтейства, а также Петропавловская крепость… Мне грустно было смотреть, что жертвой войны оказались известные мне по 1931 г. царские дворцы: прекрасный Екатерининский дворец в Царском Селе (г. Пушкин), а также другой, меньших размеров дворец здесь же, в котором жил последний царь…”

7 сентября – завершена переброска испанской дивизии на участок фронта от Пушкина до Красного Бора. “Голубая Дивизия” (“Division Azul”) с Пиренейского полуострова заняла участок фронта длиной 29 километров от Пушкина до Красного Бора, сменив 121-ю немецкую пехотную дивизию.

24 сентября – оккупационная газета “За Родину” пишет: “Повсеместно восстанавливаются храмы, даже первые монастыри воздвигнуты в освобожденных областях. В 40 верстах от Ленинграда в городе Вырица основана первая женская обитель, а в шести верстах от Вырицы - первый мужской монастырь… Для монастыря выделен участок земли и монахи снабжены необходимыми семенами. Окрестные жители пожертвовали для монастыря две коровы и лошадь. В течение трех месяцев июня, июля и августа построена церковь св. Иоанна Предтечи, которая в ближайшем будущем будет освящена. Германское командование обратило особое внимание на иноков, гонимых советской властью, и восстановило их в правах гражданства, снабдив наравне с остальными жителями паспортами”.

12 октября - в Берлине батальоном Кюнсберга штабу Розенберга передана партия книг - 17 тысяч книг (часть из них из Царского Села). Книги предназначены для библиотеки Высшей школы в Клагенфурте. Со стороны батальона книги сдавали гауптштурмфюрер Патцак, штурмбанфюрер доктор Майер и оберштурмфюрер доктор Шмидель.

31 октября – в Берлине штабу Розенберга передана библиотека Павловского дворца, вывезенная военнослужащими батальона штурмбанфюрера СС барона Э. фон Кюнсберга. Получено 8 тысяч томов в 69 ящиках.

Октябрь – из воспоминаний командира взвода разведки 189-й стрелковой дивизии Николая Александровича Крюкова: “В районе поселка Александровская, на склоне оврага, наша линия обороны вклинилась в расположение врага. Окопы 189-й дивизии здесь располагались всего в 80 метрах от фашистских. Было слышно, как во время обеда с той и с другой стороны стучат ложки о котелки. Стрельба не прекращалась ни днем, ни ночью… Почти каждую ночь совершали вылазки с целью захвата “языка” и разведки обороны противника… В октябре получили задание штурмом достичь вражеских позиций на крутом склоне оврага, то из 127 участвующих в операции храбрых воинов из боя вернулись только 29 человек…”

Октябрь – в отчетах рабочих групп “Остланд” и “Ингерманланд” сообщается об отправке в Ригу Готторпского глобуса. Созданный в 1654-64 годах в Готторпском замке глобус-планетарий диаметром 3,1 метра был подарен Петру I в 1717 году.

Октябрь – утварь Знаменской церкви перенесена во дворец Кочубея (в котором располагался немецкий госпиталь), где с этого времени стала совершатся Божественная литургия.

10 ноября – из показаний обер-штурмфюрера 4 -й роты батальона особого назначения германского министерства иностранных дел Нормана Ферстера (офицер батальона Кюнсберга), захваченного в плен в районе Моздока: “…Из рассказов моих товарищей мне известно, что 2-я рота нашего батальона изъяла ценности из дворцов в пригородах Ленинграда. Я лично не присутствовал при этом. В Царском Селе рота захватила и вывезла имущество Большого дворца-музея императрицы Екатерины. Со стен были сняты китайские шёлковые обои и золочёные резные украшения. Наборный пол сложного рисунка увезли в разобранном виде. Из дворца императора Александра вывезены старинная мебель и богатая библиотека в 6-7 тысяч книг на французском языке и свыше 5 тысяч книг и рукописей на русском языке. Среди этих отобранных книг было очень много исторической и мемуарной литературы на французском языке и большое количество произведений греческих и римских классиков, являющихся библиографической редкостью…”

16 ноября – из вечернего сообщения Советского Информбюро: “…Из Павловского дворца в городе Слуцке вывезена в Германию ценнейшая дворцовая мебель, созданная по эскизам знаменитого русского мастера Воронихина и Крупнейших мастеров XVIII века, и часть коллекции редчайшего фарфора XVIII века. Во дворце снят паркет из дорогого дерева величайшей художественной ценности. Со стен дворца сорваны барельефы, гобелены, стенные и потолочные плафоны. Сняты все ручки и дверные украшения из бронзы и дерева. Из дворцового парка вывезены скульптуры…”

17 ноября - ТАСС распространил в Европе информацию о похищении Янтарной комнаты. Адольф Гитлер затребовал разъяснений от министерства Риббентропа. Из сообщения Риббентропа Гитлеру: “Из Екатерининского замка в безопасное место осенью 1941 г. был вывезен Янтарный кабинет, подарок прусского короля Фридриха I Петру I, причем были вынуты отдельные детали. Кабинет временно разместили в Кёнигсбергском замке. Таким образом это уникальное произведение искусства сохранено от разрушения. Тогда же было вывезено 18 грузовиков наиболее ценной мебели и др. произведений искусства, и прежде всего картин, в Кенигсберг для лучшей их сохранности”.

Декабрь – из воспоминаний очевидцев: “…провели очередную регистрацию жителей. Около 30 человек жителей Пушкина были высланы”. В Пушкине осталось 250 человек. Летом 1941 года в городе проживало 56 тысяч жителей, к моменту захвата Пушкина немцами в городе оставалось приблизительно 35 тысяч жителей. На Павловском кладбище открыта церковь святых праведных Богоотец Иоакима и Анны. В поселке Самопомощь сгорела Троицкая церковь. К концу года в округе (на оккупированной территории бывшего Царскосельского и Петроградского уездов) действует 33 православных храма, которые обслуживают 22 священника (в июле 1941 года на этой же территории действовало лишь 5 храмов с 5 священниками).

• 1943 год

22 февраля - Указом Президиума Верховного Совета СССР уроженцу Детского Села воздушному стрелку-бомбардиру 24-го минно-торпедного авиаполка ВВС Северного флота сержанту Владимиру Николаевичу Гаврилову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 14 января 1943 года при нанесении удара по вражеским судам на внешнем рейде порта Вардё (Северная Норвегия) экипаж, в котором Владимир Гаврилов выполнял обязанности штурмана, потопил особо охраняемый немецкий транспорт водоизмещением 8000 тонн. Будучи подбитым, торпедоносец под командованием капитана Андрея Андреевича Баштыркова не изменил курса, врезавшись в флагманский транспорт. Экипаж погиб, до конца исполнив воинский долг. Владимир Гаврилов родился в 1921 году в Детском Селе. Окончил первую среднюю школу (ныне школа № 500). Семья Гавриловых жила на улице Глинки, 16 в небольшом двухэтажном доме, где занимала второй этаж.

Февраль - Министерство иностранных дел Германии передало Оперативному штабу “Рейхсляйтер Розенберг” большую часть книг, конфискованных Кюнсбергом в СССР, включая 27200 томов из императорских дворцов.

31 марта - Указом Президиума Верховного Совета СССР уроженцу Детского Села стрелку 130-го гвардейского стрелкового полка 44-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й гвардейской армии Юго-Западного фронта гвардии красноармейцу Евгению Петровичу Котову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. 15 января 1943 года группа бойцов в количестве 13 человек ворвалась на окраину железнодорожного посёлка Донской (ныне посёлок Краснова Тарасовского района Ростовской области) и захватила 3 дома. В числе тринадцати отважных был и Евгений Котов. Группа смельчаков была окружена немцами, но, выдержав многочасовую осаду, нанесла им большой урон. Когда дома были обложены соломой и подожжены бойцы пытались в штыковом бою прорвать кольцо окружения. Гвардии красноармеец Евгений Котов пал смертью храбрых в этом бою. Евгений Котов родился 21 февраля 1923 года в Детском Селе. Окончил 7 классов общеобразовательной школы. Работал на заводе дорожных машин (Пушкинский машиностроительный завод).

25 апреля - Пасха. Митрополит Ленинградский Алексий обратился с воодушевляющим пасхальным посланием к пастве на оккупированной территории Ленинградской области (“Архипастырское послание к пастырям и пастве в городах и селах Ленинградской области, пока еще занятых вражескими войсками”).

Апрель - в поселке Антропшино (Царская Славянка) в Екатерининской церкви возобновлены богослужения.

23 июня – оккупационная газета “За Родину” пишет: “Вырицкий Успенский женский монастырь… успешно провел все работы по севу и посадке овощей. Посадили картофель и разные овощи, посеяли ячмень и овес. Для полевых работ местная власть предоставила монастырю лошадь. Собственная пашня и огород являются для монастыря большим подспорьем”.

5 июля - из книги Павла Лукницкого “Ленинград действует…”: “Сегодня я посетил колхоз имени Макса Гельца Слуцкого района. Правление этого колхоза размещается здесь же, в Овцине… А районный центр, конечно, теперь не в Слуцке, оккупированном немцами, а в Ижорах. Разговаривал с председательницей колхоза Маргаритой Николаевной Раменской… Жила она тогда в Пушкине, окончила там сельхозтехникум, потом работала в колхозе... - Семнадцатого сентября сорок первого из Пушкина ушла, - по пяткам били... Все осталось там… В сорок втором году, двадцать пятого августа - сюда, председателем колхоза, а до этого была председателем сельсовета в Купчине... Колхоз организовался в апреле 1942 года на развалинах бывшего немецкого колхоза, который и тогда назывался именем Макса Гельца… Отремонтировали парники, рамы; стекла достали, вставили; собрали, перечинили инвентарь. Пахали на двух лошадях, потом помогла Детскосельская МТС (“она помещается в одном доме с нами”). Позже из того же совхоза (в котором были собраны эвакуированные отовсюду коровы) получили еще десять коров, да одну привела свою колхозница... Посеяли свеклу, другие овощи. На тридцати гектарах посеяли овес, на четырех - рожь, на пятнадцати - ячмень, остальную площадь пустили под корнеплоды и овощи. Всего было сто пятьдесят семь гектаров. Осенью сдали государству шестьсот тонн овощей, за них были “отоварены” мукой, крупой, конфетами так, что колхозники остались очень довольны. И в настоящее время мы дополнительное питание получаем тем же хлебом. Колхоз уже теперь не тот, - проходят планомерно посевы, рыхление, подсыпка минеральных удобрений, подкормка, прополка... На прополку пришли помогать воинские части, жители и служащие учреждений Ижор, пожарники, милиция, работники райисполкома, Леноблторга... Кроме того, у каждого есть свои огороды: на пятьдесят шесть колхозников - восемь с половиной индивидуальных огородов, у троих есть свои коровы и куры. Остальные не могут обзавестись... Есть своя столовая, в детском очаге - пятьдесят детей, их обслуживает штат специалистов, выделенных районом, и питание для детей - специальное: молоко, овес, хлеб черный, масло, жир, сладкое. Усть-ижорская районная больница и поликлиника оказывают всем, если нужно, медицинскую помощь... А лошадей в колхозе теперь семнадцать, есть и трактор... Картофель и капуста хорошо идут, - посадили картофель машинами, окучиваем машинами, удобрений достаточно... Не хватает, конечно, рабочей силы, пришлая - работает авралами, нет последовательности. Нет химикатов для борьбы с вредителями. Неважные семена, в них много сорняков. Семена привезенной “канадской свеклы” попросту не взросли. Есть при колхозе и животноводческая ферма: двенадцать дойных коров, двенадцать телят, тридцать восемь коз и овец, пятнадцать свиней, три курицы, колхоз заказал ленинградскому инкубатору двести кур для колхозников и триста для птицефермы, - обещали дать. Колхозный актив выпускает стенгазету “Крепи оборону”; действует “через военных” кино - в неделю раза два; колхоз получает три экземпляра центральных газет, пятнадцать - “Ленинградской правды” и журнал “Работница и крестьянка”. В колхозе происходит соревнование бригад и звеньев. “Даже ящик рассады перервали в раже, до того соревновались бригады, - пусть никому! - чтоб не опередили друг друга! Потому что люди почувствовали, что голодать очень неприятно!.. ”…”

7 июля - в газете “Пионерская правда” опубликовано письмо учительницы биологии детского дома № 2 города Пушкина Л. Г. Хмыровой “Трагедия в городе Пушкине”.

18 июля - в селе Покровском в “Голубой Дивизии” убит офицер Генерального штаба, ранен командир дивизии и убито около 20 штабных офицеров. В день артналета (73-й армейский артиллерийский полк) в штаб-квартире “Голубой Дивизии” (в аристократическом замке графини Юлии Павловны Самойловой, расписанном изнутри сценами походов мальтийских рыцарей) отмечалась очередная годовщина со дня мятежа Франко в 1936 году. Из воспоминаний командира “Голубой Дивизии” генерала Эстебана Инфантеса: “…Только-только генерал-полковник (командующий 18-й армией Линденманн) успел закончить последние слова, как наш дом вдруг подвергся атаке с воздуха. Рамы выскочили, открылись и захлопали двери. Мы сначала думали, что воздушный налет совершался с большой высоты. Но потом поняли, что мы подверглись обстрелу русской артиллерии. В короткие минуты окружающий парк превратился в бурелом с глубоко вспаханным полем. Все мои гости и товарищи застыли в шоке за столом с поднятыми бокалами... Мы подумали, что в этот день, 18 июля, руководство 18-й армии могло быть вырублено одним ударом. Все ждали прямого попадания снаряда, что означало бы всем конец… Закончить этот торжественный ужин нам было трудно, так как все водители ранены, в том числе шофер генерал-полковника Линденманна, их машины разбиты. У меня упал камень с сердца, когда последний немецкий генерал отъехал от штаб-квартиры. Вывезено было 38 раненых, из них: майор Алеман (ранен в голову и через три дня скончался в лазарете). Были ранены: священник, офицер, три шофера, четыре ординарца, повар, три посыльных, три писаря и многие другие…”

12 октября – начат вывод “Голубой Дивизии”.

18 октября – “Голубая Дивизия” передала свои позиции немецким частям. Полосу “Голубой Дивизии” временно заняли два полка 81-й пехотной дивизии, которые в дальнейшем были сменены частями 215-й пехотной дивизии.

Ноябрь – из публикации “Василий Калистратович Омельченко”: “Потом была эвакуация в ноябре 1943 года в Латвию…” Из публикации “Селекция на фронте…”: “По данным ЧГК, отступая, Херцш (глава Восточно-Прусского отделения Института селекции ОКВ, возглавлявший Пушкинскую станцию ВИРа) и его подручные захватили коллекции озимой и яровой пшеницы, ржи, овса, овощных культур, в том числе томатов и редиса, селекционный материал кок-сагыза, люпина и др. – всего на 2,3 млн. руб. По некоторым данным, было увезено 10 тыс. коллекционных образцов. Утрачены оказались также научное оборудование, библиотека, гербарий и бесценная коллекция цветов (66 тыс. растений), начало которой положил знаменитый царскосельский цветовод Фрейндлих. Общий ущерб станции оценен ЧГК в 8,5 млн. руб. Та же участь постигла Экспериментальную базу ВИРа по селекции плодовых, ягодных и кормовых растений “Красный Пахарь” под Павловском. Было вывезено (или погибло) более 120 тыс. экземпляров коллекционных сортов яблони, вишни, сливы, смородины, крыжовника, земляники, малины, ценные гибриды косточковых – между китайской вишней и абрикосом, вишней и персиком и др.”.

Ноябрь – немцами похищена и вывезена в Прибалтику большая часть как остававшихся в Знаменской церкви, так и перенесенных во дворец Кочубея предметов утвари и икон, среди них чудотворный образ Божией Матери “Знамение”.

Декабрь – возле поселка Сиверский расстрелян Игорь Рыбаков из города Пушкина - участник гатчинского антифашистского подполья (выпускник 408-й, ныне 606-й школы). Работал переводчиком немецкой военной комендатуры в Красногвардейске (Гатчина).

В Лисинском лесничестве в храме происхождения честных древ честнаго и животворящего креста Господня стали периодически проводиться Богослужения.

• 1944 год

14 января - ранним утром чудовищный, небывалый силы орудийный гром возвестил о приближении конца осады Ленинграда: советские войска по всему фронту перешли в наступление.

15 января – из воспоминаний командира 85-й стрелковой дивизии полковника Константина Владимировича Введенского: “Настало долгожданное время 15 января 1944 года. После сильной артподготовки дивизия ринулась в атаку. Главный удар наносил полк Героя Советского Союза Краснокутского. Рядом с ним действовали полки подполковников Зубова и Никулина…”

15 января - на оборону немцев обрушилось более 220 тысяч снарядов, выпущенных реактивными установками. По семнадцатикилометровому участку фронта от Урицка до Пушкина било две тысячи триста орудий. Били по врагу и корабли Балтийского флота. Час сорок минут бушевал этот шквал огня.

15 января – в бою в районе Рехколово командир взвода 131-го гвардейского стрелкового полка гвардии младший лейтенант Александр Иванович Волков закрыл своим телом амбразуру вражеского пулеметного дзота, чем содействовал выполнению боевой задачи подразделением.

15 января - в 4 километрах западнее Пулково командир отделения 188-го гвардейского стрелкового полка гвардии старший сержант Николай Андреевич Залетов с отделением первым ворвался в траншею противника, лично уничтожил свыше 10 фашистов (получил орден Славы № 1. Впоследствии стал первым полным кавалером Ордена Славы).

16 января – при взятии Рехколово командир батареи 96-го артполка старший лейтенант Игорь Михайлович Бойцов с группой солдат оказался в кольце окружения и вызвал огонь на себя…

21 января – 56-я стрелковая дивизия, занимающая исходные позиции вдоль Варшавской железной дороги к 11 часам 30 минутам стремительной атакой ворвалась в деревню Соболево и стала продвигаться к городу Павловску.

22 января – советскими войсками перерезана дорога из Пушкина на Гатчину (72-я стрелковая дивизия, генерал-майор Ястребов Илья Иванович); достигнута дорога к Антропшину (85-я дивизия). Двумя полками через Александровский парк с запада начат штурм го¬рода (56-я дивизия). Главный штурм города идет с западных окраин. 72-й стрелковой дивизии присвоено почетное наименование “Павловская”.

23 января - город Слуцк переименован в Павловск, а Слуцкий район в Павловский район.

24 января - в ночь на 24 января немцы, боясь полного окружения, покинули свой передний край обороны, обращенный к Ленинграду. В два часа сорок минут утра первая штурмовая группа советских воинов (213-й стрелковый полк 56-й дивизии) вошла в Пушкин. Из книги “Путь доблести и славы”: “в 2.40, 24 января, двигаясь со стороны Александровского парка, 37-й и 213-й СП фактически вступили в город Пушкин”. 5 часов утра полностью освобожден Павловск (184-й стрелковый полк), 12 часов дня - Федоровское и Аннолово. В полдень над аркой Лицея взвился красный флаг (лейтенант И. Е. Свиридюк), как символ утверждения победы над врагом на пушкинской земле. В 9 часов вечера столица нашей Родины - Москва - от имени Родины салютовала нашим доблестным воинам, овладевшим городами Пушкин и Павловск, - из ста двадцати четырех орудий. Пушкин и Павловск были оккупированы вражескими войсками 859 дней.

24 января - из книги Ольги Берггольц “Говорит Ленинград”: “Мы приехали в город через несколько часов после его освобождения… Пушкин лежал в развалинах и ни одного человека, ни одного не встретили мы на своем пути. Немцы не оставили в Пушкине русских людей. Кого замучили и убили, кто умер от голода, кого угнали в Германию. Никому из пушкинцев не пришлось дождаться дня освобождения в своем городе. Неживая тишина и полное, трагическое, угрюмое безлюдье царили на улицах, среди обугленных, полувзорванных или сожженных домов и молчаливых черных парков. О, хоть бы один человек, хоть бы старуха какая-нибудь выползла из подвала и попалась навстречу - потому что нестерпимо хотелось встретить здесь долгожданного, родного, своего, обнять его, поплакать вместе с ним слезами радости, погоревать над разорением, среди которого произошла наша встреча, и, улыбнувшись, сказать друг другу: “Ничего. Обстроимся, наладимся. Главное - вместе, на своей земле”. Но никого, никого не встретили мы, двигаясь к Лицею, ни одного живого существа”.

25 января – из письма командира 110-го стрелкового корпуса генерал-майора Ивана Васильевича Хазова жене: “Извини, что несколько дней я тебе не писал. Ничего не поделаешь. Не мог. Не было ни одной минуты времени. Только сегодня, после прорыва укрепленной полосы противника, после того, как мы штурмом захватили Пушкин (бывшее Царское Село) и Слуцк, и заставили противника бежать... я наконец мог сесть и написать несколько строчек... Я жив, здоров, прекрасно настроен. Немного устал. Ты не беспокойся, Лизочка! Все будет по-хорошему...”

26 января – пожар в Павловском дворце продолжался с 24 по 26 января. Из книги Павла Лукницкого “Ленинград действует…”: “Я тщательно фотографирую этот пожар. Бой еще идет неподалеку от Павловска, наши воины бьют гитлеровцев с вдохновением ненависти, которой предела нет. Но Павловский дворец, драгоценный памятник русского зодчества, на наших глазах горит!”

27 января – из дневника первого главного хранителя Гатчинского дворца Владимира Кузьмича Макарова: “…Павловский сгорел. Что тут можно сказать. Это больше слов…”

27 января - в Ленинграде в ознаменование окончательного снятия блокады был дан салют. 24 залпа из 324 орудий. От канонады сотен орудий в городе из уцелевших окон вылетали стекла. Впервые за всю историю Великой Отечественной войны салют проводился не в Москве.

28 января – митрополит Алексий в составе областной Комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков посетил город Пушкин. Под впечатлением увиденной картины варварского разрушения дворцов и храмов он написал гневную статью для “Журнала Московской Патриархии”. В Пушкине и Павловске не было ни одного здания, не пострадавшего от вражеского нашествия. В Павловске до войны было 1403 строения, осталось 211. В ближайших окрестностях Пушкина и Павловска во время оккупации исчезли деревни Большое Кузьмино, Верхнее Кузьмино, Редкое Кузьмино, Большое Пулково, Новые Сузи, Синда, Кокколево, Новый Суян, Большое Виттолово, Туйпола, Рехколово, Верхнее Койрово… Сгорели или были разрушены до основания церкви во имя Смоленской Иконы Божией Матери в Большом Пулкове, Благовещения Пресвятой Богородицы в Большом Кузьмино, святого благоверного князя Александра Невского в деревне Каменка, вознесения Господня в Федоровском посаде, святителя Николая Чудотворца в Ям-Ижоре, святителя Николая Чудотворца на кладбище близ села Ям-Ижора, святой Троицы в дачном поселке Самопомощь, а также молитвенный дом старообрядческой Покровской общины в Федоровском посаде, римско-католическая каплица в дачном поселке Марково (ныне – поселок Красный Бор) и церковь святого Апостола Андрея евангелическо-лютеранского прихода Inkere в деревне Войскорово (ныне – поселок Пионер Тосненского района).

31 января – состоялся первый выезд музейщиков в освобожденные пригороды.

31 января – из письма Анны Ивановны Зеленовой Анатолию Михайловичу Кучумову : “Через двадцать минут я еду в Павловск (сегодня всех музейщиков развезут по пригородам – Тихомирову в Петергоф, Турову – в Пушкин, Балаеву – в Гатчино, всех нас назначили “директорами”. На нас возлагается: 1) точная фиксация “зрелища” 2) подготовка материалов для государственного акта и 3) организация разминирования сооружений и парка при помощи саперных отрядов… Удалось вовремя разрядить авиабомбы под Камероновой галереей, Агатовые не только не разрушены, но даже…“дополнены”. У бандитов там было кино, и они соорудили из остатков сгоревшей Растреллиевской части эстраду и балкон, украшенные с чисто “арийским вкусом” вперемешку и наличниками из анфилады и…китайскими деталями. “Целы” церковь и все камероновские залы, если можно назвать “целостью” разбитые вдребезги на уровне “арийского” роста стены (но те, чего не достать было с пола молотком – уцелело). В уцелевших залах тесно наставлены кровати вшивых арийцев, а трубы от буржуек, их обогревавших, эти культургерры предпочитали выводить сквозь зеркала в стенах прямо на фасадную часть. Все фасады – целы! Сохранились некоторые жалкие остатки (сильно загаженные) “прикладного”. Цел лицей, некоторые павильоны и Ваш дворец! (разрушены только аркады) Перед ним в клумбе фрицовое кладбище с березовыми крестами! О Павловске никто ничего не знает, кроме того, что на второй день после изгнания немцев диверсанты подожгли дворец, который горел с ярким заревом в течение трёх дней (сильными были взрывы в пожаре). Мосты на пути ко дворцу взорваны (буду перебираться вплавь! Хотя Вы Славянку знаете, её и курица перейдет летом, а я-то уж брод найду!) - Жаль, что из-за повсеместного минирования нельзя будет сразу объезжать весь парк (боюсь, что не утерплю и всё-таки пойду… Всё судьба! По Невскому ходили - не боялись, а это было одно время (в период обстрелов ежедневных) не менее опасно, чем пройти по заминированному полю). …О павильонах известно, что целы Колоннады Аполлона и Трех граций… Остальное неведомо (я последняя ушла, я первая всё и увижу)…”

31 января – из письма Зеленовой Кучумову : “Да чуть главное не пропустила! Сегодня в Ленсовет направлены списки для утверждения на вызов 5ти человек! Вызываются (по нашему всеобщему настоянию) Мамин, Трончинский, Попова, Чубова и Кучумов. Еще неизвестно последует ли разрешение, но полагаю, что... скоро увидимся”.

Январь - в Тярлево закрыт храм Спаса-Преображения.

1 февраля – из книги Михаила Евгеньевича Скрябина и Бориса Ивановича Кончаева “Огонь в кольце”: “Во втором часу ночи 1 февраля на командном пункте штаба противопожарной службы города раздался тревожный звонок… Большой пожар в Екатерининском дворце… Через пятнадцать минут после звонка из Смольного, сводный отряд в составе десяти команд мчался к Пулковским высотам по Московскому шоссе… Горит второй этаж главного корпуса дворца… Огонь полыхает во втором этаже двусветного зала. В огне Арабесковый и Леонский залы, так же как и чердак Зубовского флигеля. Пламя выбивается из окон второго этажа в сторону “Собственного садика”… На чердаке третьего зала антикамер боевой расчет пушкинской команды старается своими стволами сдержать огонь и не допустить его на чердак Большого зала… Населения в городе практически нет… Весь остаток ночи, утро и день боролись пожарные с огнем. К вечеру из Ленинграда стали прибывать на смену свежие подразделения пожарных команд… Только на третьи сутки операция была завершена полностью. Огонь был остановлен у стен Большого зала дворца… Сохранена значительная часть Зубовского флигеля. Нигде огонь не был допущен в первый этаж дворца” (в сокрушительном пожаре, охватившем Зубовский флигель, помимо торжественных Арабескового и Лионского залов погибли сказочный Китайский, сплошь покрытые зеркалами Серебряный и Зеркальный кабинеты, уникальные Опочивальня и “Табакерка”…).

4 февраля - из дневника Владимира Кузьмича Макарова: “...Часть ваз из цветного камня в Эрмитаже может безболезненно... взяты в загороды - для Павловска”.

7 февраля - из дневника Макарова: “Царское - реставрировать в прежнем виде по возможности. Павловск - декорируется заново в стиле Людовика XVI. Лучшие образцы во Франции, мебель подлинная из Германии. Интимные портреты этого времени в большом количестве имеются у нас… В целом при наличии средств в 3-5 лет можно восстановить пригороды замечательной и даже большей содержательностью, чем они были…”

13 февраля - командиру батареи 96-го артполка старшему лейтенанту Игорю Михайловичу Бойцову вызвавшему 16 января 1944 года огонь на себя при взятии Рехколово посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

17 февраля - из письма директора Павловского музея Зеленовой летчикам, охранявшим Ленинград: “Разве мы можем допустить, чтобы вместо Павловского дворца, который мы хорошо знали и любили до войны, любили из-за его красоты, навечно теперь остались эти руины как памятник арийского кретинизма, гитлеризма и фашистского мракобесия? Нет! Я убеждена, что вы солидарны со мной, что мы должны уготовить ему другую судьбу. Это зависит от нас с вами. Мы же гоним гитлеровцев с нашей земли, драпают так, что вы едва успеваете свои аэродромы переносить. Мы побеждаем фашизм в военных действиях, нам сам Бог велел избавить нашу землю от следов фашистского пребывания, избавить Павловск от руин. Поэтому острейшая необходимость - восстановить Павловск. Второго пути нет. Наша культура, наследие России слишком обеднели во время войны. И мы не имеем права опускать Павловск в небытие, когда его можно и нужно восстановить на прежнем уровне, только нельзя медлить. Нет такого права ни у вас, ни тем более у меня. Это ведь тоже бой, и здесь тоже нужна оперативность”.

18 февраля – из доклада на заседании сектора охраны памятников искусства при Управлении по делам искусств Исполкома Ленгорсовета: “…если Павловский парк пострадал сильнее всего, то Павловский дворец сохранился лучше других… и имеется полная возможность его реставрации, поскольку многие помещения сохранили внутреннюю отделку”.

26 февраля - из дневника Анны Ивановны Зеленовой: “Восстановление ленинградских пригородов - это дело национальной чести. На это уже выделены деньги”.

Февраль - из письма Зеленовой Кучумову: “Я увидела Пушкин, где от Екатерининского Дворца-Музея остались только фасадные стены, да чудом уцелевшая Камеронова галерея с агатовыми комнатами (все взорвано и погибло от пожара). Если при первом нашем коллективном осмотре мы еще успели посмотреть на искалеченные, но еще не уничтоженные залы Камерона (табакерка, спальня, столовая), видели антикамеры с вырезанными в лапшу плафонами, то теперь (после вторичного взрыва бомб замедленного действия) уцелели из всей внутренней отделки Дворца – только “часть” большого зала Растрелли, да нижний этаж с грудами навоза и обломками коронационных карет, в которых ездили фрицы (залы первого этажа были конюшней). Вынут и увезен Готторпский глобус… Увезены все ограды и статуи… Ироническим символом выглядит “символ смерти” (разъединенные крючки свастики из чугуна на мраморном пьедестале перед Александровским дворцом, где в центральной клумбе устроено кладбище этих бандитов с березовыми крестами). Аркады дворца разрушены, но по счастью залы Кваренги уцелели…”

Февраль – из книги А. Иваненко “400 лет Тюмени”: “В феврале 1944 года милиция по Тюмени собирала котов и кошек для отправки в Ленинград... своих кошек голодающее население города давно съело. В Государственном Комитете Обороны (ГКО) было решено набрать кошек в Сибири. За две недели в Тюмени собрали 238 усатых защитников Ленинграда от грызунов, а всего Сибирь отправила 5000 котов и кошек. В специальных тёплых вагонах их доставили к месту назначения в Ленинград, Петродворец, Пушкин (Царское Село), где они успешно выполнили своё дело и дали начало новой популяции ленинградских кошек”. Из дневника Алексея Пантелеева: “Котенок в Ленинграде стоит 500 рублей. Вероятно, приблизительно столько же он стоил бы до войны на Северном полюсе”.

7 марта - из акта комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков: “Население города Пушкина до войны – 54 тыс. человек. Погибло в войну 18 тыс. человек. Расстреляно 6268 человек (из них 50 детей). Повешено 1106 человек. Замучено 1214 человек. Умерло от голода 9514 человек. Погибло под обломками 285 человек. Угнано в Германию 17968 человек. Из 1557 домов осталось 20”.

17 марта – Павловск посетили сотрудники Института земного магнетизма. Комиссия установила, что возвращение на старое место не имеет никакого смысла - все постройки обсерватории и жилые дома уничтожены взрывами и огнем.

21 марта - из дневника Владимира Кузьмича Макарова: “Конференция о загородных дворцах. Их будущее…”

29 марта - принято постановление Правительства о восстановлении Ленинграда, в котором указано: “Предрешить восстановление городов Пушкина и Петродворца как мест массового отдыха трудящихся Ленинграда”.

5 апреля – в Пушкинском сельскохозяйственном институте приступили к восстановительным работам.

13 апреля - под Псковом смертельно ранен генерал-лейтенант Хазов Иван Васильевич. Перед смертью Хазов попросил, чтобы его похоронили в Пушкине – первом городе, который освободил его прославленный корпус. Просьба генерала была выполнена. Похоронен в Александровском парке напротив разрушенного немцами Китайского театра.

14 апреля - из дневника Владимира Кузьмича Макарова: “Н. Н. Белехов от Комиссии по пригородам поручил мне составить воззвание к работникам искусств Ленинграда (и всей страны) по поводу гибели дворцов”.

Апрель – на основании постановления ГКО Совнаркомом принято решение “восстановить в прежнем виде внешний ансамбль дворцово-парковых территорий Екатерининского, Александровского, Павловского парков”.

26 мая - доктор Нерлинг, руководитель Главной рабочей группы “Остланд” Оперативного штаба “Рейхсляйтер Розенберг”, сообщил о вывозе 13 мая 1944 года из Риги в город Лерберг у Ансбаха (Бавария) культурных ценностей из Павловска.

27 мая - из дневника Владимира Кузьмича Макарова: “Грабарь (живописец, искусствовед) привез распоряжение Сталина: “Восстанавливать дворцы”. Даны деньги (22 млн)…”

Май - из акта Ленинградской городской чрезвычайной комиссии о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Ленинграде и его пригородах: “29 месяцев немецко-фашистской оккупации города Пушкин (Царское Село) были сплошным надругательством над человеческим достоинством советских людей. Это было время полного бесправия и насилия, разорения и голода. Ни в чем не повинных людей немцы расстреливали и вешали. В наиболее оживленных пунктах (угол Октябрьской площади и Советского бульвара, Московская улица и улица 1 Мая) были устроены виселицы, на них помногу дней висели трупы советских граждан с надписями на груди: “За саботаж”, “За партизанство” и т. д. Гитлеровцы систематически истребляли советских граждан. Без всякого повода, только за то, что они русские люди, повешены инженер Капустин, кладовщик Иванов, учитель Королев и другие. Директор Всесоюзного института растениеводства Ватган, идя с женой по улице, не остановился на окрик немецкого офицера. За это их расстреляли. Гражданка Бокова была свидетельницей кровавой расправы над 12-летним мальчиком. Гитлеровцы повесили его на шпагате за волосы, и стоя неподалеку, с часами в руках, проверяли, сколько времени он промучается. В сентябре 1941 года немцы убили 50 детей, в октябре в Баболовском парке расстреляно 400 граждан, в феврале 1942 года сожгли 200 жителей города. Ряд районов города гитлеровцы объявили “запретной зоной” и расстреливали каждого, кто там появлялся. Матери, спасая от смерти голодных детей, вынуждены были пробираться через “запретную зону” в ближайшие села и деревни за продовольствием. Их ловили и расстреливали. Свидетельница Тараканова зарегистрировала (будучи паспортисткой) 123 случая гибели мирных граждан, застреленных при проходе через “запретную зону”. Всего в городе Пушкине расстреляно, замучено и погибло от артобстрелов и авиабомбардировок 18 368 человек, угнано в Германию 17968 человек”.

11 июня – воскресенье, в зале Пушкинского Дома культуры (в здании бывшей царскосельской ратуши) на торжественном заседании, посвященном дню рождения Пушкина выступили поэты и писатели. Из воспоминаний литературоведа В. А. Мануйлова: “На митинге… выступила народная артистка Вера Аркадьевна Мичурина-Самойлова. Писательница Вера Михайловна Инбер… С кратким словом выступила Ахматова. После митинга состоялся большой концерт… В концерте приняли участие ведущие ленинградские артисты: Г.И. Самойлов, Ю.Н. Калганов, С.П. Преображенская, Г.В. Скопа-Родионова, Г. Виноградов. Концерт, так же как и митинг, транслировался по радио”.

11 июня – первые жертвы после оккупационного времени: за городом подорвались три подростка со смертельными исходами.

6 июля – предметы искусства, принятые по списку от главной рабочей группы “Рига”, из Хиршберга переданы в Кольмберг. В списке 393 произведения живописи, графики и др. Часть этих произведений в этом списке принадлежит музеям Пушкина и Павловска.

Июль – группой жителей Пушкина образована инициативная группа и направлено ходатайство митрополиту Алексию (Симанскому) с просьбой посодействовать открытию Знаменской церкви.

Август - состоялся традиционный легкоатлетический пробег Пушкин - Ленинград, проведение которого было прервано войной. В пробеге участвовал 21 спортсмен.

3 сентября – в газетах опубликовано сообщение Чрезвычайной Государственной комиссии “О разрушениях памятников искусства и архитектуры в городах Петродворец, Пушкин и Павловск”.

30 сентября – из письма управляющего Пушкинскими лабораториями ВИР Яна Яновича Вирса заведующему метеостанцией Василию Калистратовичу Омельченко: “…Я уже в Пушкине с апреля месяца. Начинаем восстанавливать то, что разрушено фашистами. Метеостанция также разрушена. Очень рад, что Вы живы и жду Вашего приезда для продолжения Вашей долголетней работы здесь… 30.IX.44. Вирс, Я. Я.”.

Сентябрь – в Царской Славянке по просьбе местных жителей верующим возвращена церковь святой великомученицы Екатерины.

5 октября – командиру взвода 131-го гвардейского стрелкового полка гвардии младшему лейтенанту Александру Ивановичу Волкову закрывшему 15 января 1944 года своим телом амбразуру вражеского пулеметного дзота в бою в районе Рехколово посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

11 октября – из акта №1 о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе Павловске: “За время оккупации города Павловска немецкими варварами из оставшихся в городе 15-ти тысяч мирных граждан различными путями уничтожено свыше 6742 человек. Из которых с помощью расстрела и пыток - свыше 227 человек, путем повешения - 6-ть человек, путем умерщвления голодной смертью детей в так называемом “Детском доме” - 387 человек, путем умерщвления в результате организованного в городе голода - около 6-ти тысяч человек и угнано на немецкую каторгу свыше 6200 человек, из которых погибло около 3500 человек. Следовательно, всего погибло от рук фашистских палачей свыше 10242 человек мирных жителей города Павловска, не считая людей, находящихся на немецкой каторге, о судьбе которых Комиссии пока что ничего неизвестно, и кроме этого, немецкие палачи уничтожили в лагере для военнопленных свыше 1000 советских бойцов, командиров и заключенных в эти лагеря мирных граждан окружающих сел и деревень”.

15декабря – в газете “Известия” напечатан доклад Комиссии о разрушениях в Павловске, Петродворце и в Пушкине. Семья Рерихов, получив в Индии через ТАСС пачку “Известий”, узнала о разрушениях в Пушкине и Павловске и Петродворце. Николай Константинович пишет: “Как уничтожено и искалечено всё сокровище русское! Можно ли зачинить все вандализмы? Ведь даже лучшая реставрация не передаст красоту оригинала. И где всё увезённое? И как вернуть? Как возместить? И всюду там мы ходили, любовались, а теперь там мрачные развалины. Вот прогресс человеческий. Вот культурные ассоциации и должны неутомимо твердить об истинных сокровищах, о нерушимом достоянии народном. Через все трудности несите Свет Культуры”.

• 1945 год

1 февраля – 23 кафедры Пушкинского сельскохозяйственного института обеспечены приборами, оборудованием и инструментами.

15 февраля – в Пушкинском сельскохозяйственном институте начались регулярные занятия.

23 марта – из сообщения ТАСС: “Исполком Ленинградского совета депутатов трудящихся утвердил генеральный проект восстановления и реконструкции города Пушкин. Чудесный город почти полностью уничтожен гитлеровцами. Архитекторы запланировали восстановление замечательных дворцовых ансамблей - Екатерининского и Александровского”.

24 апреля – в Лицейском садике из укрытия достали памятник Александру Сергеевичу Пушкину – почти четыре года он пролежал в земле.

30 апреля – в Пушкине отменено затемнение и разрешено нормальное освещение улиц, жилых домов, и общественных зданий.

9 мая - вышел экстренный выпуск газеты “Большевистское слово” с сообщением о подписании 8 мая германским верховным командованием Акта о безоговорочной военной капитуляции фашистской Германии. В газете напечатан Указ Президиума Верховного Совета СССР об объявлении 9 мая Днем Победы, а также поздравление Ленинградских обкома и горкома ВКП(б), исполкомов областного и городского Советов всех трудящихся города Ленинграда и Ленинградской области с Днем Победы. День Победы был всенародным праздником, днем радости и ликования жителей города Пушкина. В окрестных поселках, селах и многих деревнях прошли митинги, всюду ликовали люди. Вечером состоялись народные гулянья. Так завершился последний, 1418-й день Великой Отечественной войны.

14 июня – в газете “Правда” напечатаны списки награжденных работников Академии наук. Среди награжденных орденом Трудового Красного Знамени значится заведующий Цитологической лабораторией ВИРа в Пушкине, профессор Пушкинского сельскохозяйственного института Григорий Андреевич Левитский.

Июнь - открыт восстановленный Екатерининский парк.

20 июля – из письма академика Дмитрия Николаевича Прянишникова наркому внутренних дел Лаврентию Берии с просьбой о помиловании профессора Карпеченко: (о кончине Карпеченко в 1941 году не знал никто более десятилетия): “Профессора Карпеченко следует отнести к выдающимся представителям работников науки, от него можно ожидать дальнейшего крупного развития и роста. Учитывая ту пользу, которую Карпеченко принес и может принести в дальнейшем нашей родине, я обращаюсь к Вам с просьбой способствовать обеспечению возможности работы профессору Карпеченко в одном из крупных исследовательских институтов нашей страны. Применение, в связи с победой над гитлеровской Германией, указа об амнистии к профессору Карпеченко сыграло бы большую роль в усилении нашей науки и ее дальнейшем росте после великих побед над ненавистным фашизмом. В случае же, если бы закон об амнистии оказался неприложимым к делу Г. Д. Карпеченко, то, по крайней мере, необходимо поставить его в условия, благоприятные для работы в самой системе Наркомвнудела, чтобы его познания и дарования могли бы послужить на пользу нашей родине”.

• 1946 год

Июнь - организованы экскурсионные авиапрогулки по маршрутам Ленинград-Урицк-Петродворец-Пушкин-Ораниенбаум, Ленинград-Пушкин. Линии обслуживают 20 самолётов.

8 октября – Ленгорсовет отклонил ходатайство инициативной группы верующих об открытии Знаменской церкви.

• 1947 год

4 апреля – Ленгорсовет отклонил повторное ходатайство инициативной группы верующих об открытии Знаменской церкви.

20 мая - полное солнечное затмение. Для его наблюдения экспедиция Пулковской обсерватории направлена на теплоходе “Грибоедов” к берегам Бразилии. Правительство Бразилии бесплатно поселило советских учёных в лучшем отеле с водолечебницей, который находился в полосе затмения.

22 июня - в городе Черкассах трагически рано - на 31-м году жизни после тяжелой болезни скончался уроженец Царского Села Герой Советского Союза Николай Николаевич Морозов. Похоронен в Черкассах.

13 декабря – Ленгорсовет отклонил ходатайство инициативной группы верующих об открытии храма святых праведных Богоотец Иоакима и Анны на Павловском кладбище.

Искусствоведом Анатолием Михайловичем Кучумовым, входившим в комиссию по ликвидации Екатерининского собора, в пакгаузе восточной гавани на Шпрее обнаружена “Тайная вечеря” Федора Бруни.

• 1948 год

1 января – газета “Большевистское слово” пишет: “В генеральном плане развития города Ленина пушкинским парковым ансамблям и окрестностям уделено достойное место. Город Пушкин будет городом-музеем, городом санаториев и домов отдыха, городом-парком. Советские и партийные организации дали задание авторам (профессор Е. А. Левинсон, архитектор А. А. Грушке) сделать вокзал как парадный въезд в город Пушкин. В центре Привокзальной площади предположен памятник Александру Сергеевичу Пушкину. Слева, в сторону Ленинграда, находится павильон входа в тоннель (ранее называвшийся - “царский”). В нем, кроме входного вестибюля, будет находится камера хранения ручного багажа, две общественных уборных, парикмахерская, помещение милиции. Внутри открытого дворика запроектирован небольшой бассейн-фонтан, стены будут покрыты вьющейся зеленью. Запроектирована посадка нескольких деревьев”.

• 1949 год

10 января – власти отклонили ходатайство инициативной группы верующих об открытии сохранившейся во время оккупации церкви святого Иулиана Тарсийского кирасирского его величества полка. В деревне Александровка во время комсомольского субботника разобрана каменная часовня.

23 мая – Кустов переулок переименован в Лицейский переулок, Колпинская улица - в Пушкинскую, шоссе Урицкого – в Парковую улицу, Слуцкое шоссе – в улицу Маяковского.

5 июня – в городе Гатчине на 82-м году жизни скончался последний настоятель Екатерининского собора (1935 - 1938) протоиерей Федор Феодорович Забелин. Погребен за алтарем Павловского собора.

10 июня - в Царскосельском лицее состоялось заседание Президиума АН СССР, посвященное 150-летию со дня рождения Пушкина. Открыт мемориальный музей в Лицее.

10 июня – в 150-летнюю годовщину со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина на железной дороге вместо разрушенного во время Великой Отечественной войны здания городского железнодорожного вокзала построено и открыто новое – третье по счету со дня основания железной дороги. Тесная связь города с поэтом отражена в оформлении фасадов и интерьеров здания вокзала. На фасаде главного здания видны медальоны с барельефными портретами Гавриила Романовича Державина, Василия Андреевича Жуковского, Николая Михайловича Карамзина, Антона Антоновича Дельвига, Вильгельма Карловича Кюхельбекера, Петра Яковлевича Чаадаева. В здании императорского Царскосельского Лицея открыт Музей-Лицей.

• 1950 год

На Соборной площади “гора остатков Екатерининского собора с годами постепенно осела, как бы расплываясь по всей Соборной площади и превратилась в обычный городской сквер”. На карте города появилась Ленинградская улица.

• 1951 год

Из “Акта проверки наличия музейных ценностей пригородных дворцов-музеев”: “Екатерининский дворец-музей: числилось по инвентарным описям - 42172 предмета; за период войны утрачено - 30151 предмет; Александровский дворец: числилось по инвентарным описям - 30382 предмета; за период войны утрачено - 22628 предметов; Павловский дворец-музей: числилось по инвентарным описям - 22133 предмета; за период войны утрачено - 8715 предметов”.

• 1952 год

Восстановлена Дворцовая оранжерея.

• 1953 год

Февраль - районный печатный орган получил название “Вперед”

• 1954 год

В Царской Славянке (ныне – поселок Динамо) в церкви святой великомученицы Екатерины возобновились Богослужения.

• 1955 год

Сентябрь - из воспоминаний киноактера Алексея Владимировича Баталова об Анне Ахматовой (начало сентября): “Ее намерение побывать в Царском Селе десятью годами после окончания войны было для меня совершенно неожиданно и скорее тревожно, чем празднично. Я и теперь не берусь гадать, что заставило Анну Андреевну после многих лет именно в этот день осени пройти через весь Дворцовый парк, но ни минуты не сомневаюсь, что повод был важным и значительным... Мы долго бродили по неубранным аллеям и заросшим дорожкам, останавливаясь в каких-то, на первый взгляд, ничем не замечательных местах... Она шла, как человек, оказавшийся на пепелище выгоревшего дотла дома, где среди исковерканных огнем обломков с трудом угадываются останки знакомых с детства предметов”.

17 декабря – посмертно реабилитирован генетик Григорий Андреевич Левитский.

• 1956 год

21 апреля – посмертно реабилитирован генетик Георгий Дмитриевич Карпеченко.

1 сентября – в Пушкине на Московской улице открыт первый интернат в городе Ленинграде – средняя школа-интернат №1 (ныне школа №606), в Павловске на улице Декабристов – школа №315 (школа не раз меняла свое имя. Она называлась школой №464, школой-интернатом №53, школой №315).

5 октября - в Пушкине проложена Вокзальная улица.

• 1957 год

Открыты для посетителей первые залы восстановленного Павловского дворца.

• 1958 год

26 июня - газета “Вперед” пишет: “Закончился Первый ленинградский весенний фестиваль “Белые ночи”. Прощальные гулянья состоялись в Пушкинском и Павловском парках. В этот день посетители Екатерининского парка увидели много интересного. Концерты коллективов художественной самодеятельности Дворца культуры им. Кирова, швейной фабрики им. Володарского и клуба им. 1 Мая. Кроме артистов-любителей на эстрадах выступали профессионалы. Интересно прошло гулянье в Павловске. Всем понравился специальный выпуск занимательного устного журнала. По аллеям парка чинно катились черные дворцовые кареты, заполненные веселыми участниками праздника. Вечером прошли театрализованные экскурсии по залам Дворца-музея, в которых участвовали артисты Всероссийского гастрольно-концертного объединения”.

• 1959 год

В Екатерининском дворце открыты для обозрения первые восстановленные залы. На Ленинградском шоссе построены здания Ленинградского сельскохозяйственного института.

• 1960 год

22 апреля – на месте Екатерининского собора открыт памятник председателю Совета народных комиссаров В.И. Ленину (в день 90-летия со дня его рождения).

8 мая – на Софийском бульваре открыт памятник Эрнсту Тельману – ответный дар немцев, взамен подаренного им памятника В. И. Ленину, который они спасли от переплавки в городе Айслебене.

• 1961 год

28 февраля – в Пушкине на 60-м году жизни скончался советский оператор, заслуженный деятель искусств РСФСР Андрей Николаевич Москвин. Похоронен на Казанском кладбище.

17 июля – в Тярлево на 88-м году жизни умерла известная советская писательница Ольга Дмитриевна Форш. Похоронена на Казанском кладбище, недалеко от могилы художника Чистякова.

• 1962 год

19 мая – из письма искусствоведа Александра Ивановича Иконникова писателю Николаю Никитину, другу Сергея Есенина: “Мне, волею судеб, стало кое-что известно о Царскосельском периоде жизни Есенина. В 30-х гг. я работал научным сотрудником тогдашних детскосельских дворцов-музеев. Мне было поручено разобрать и ознакомиться с материалами так называемой “Детской половины” Александровского дворца, где жили дети Николая II. И там, среди книг, журналов, бесчисленных фотографий, альбомов и папок я обнаружил роскошную большую, в пол-листа, папку, обложенную великолепной золотой парчой, сделанной в стиле конца ХVII в. В папке лежал большой лист плотной бумаги, на котором, среди очень неплохо сделанных орнаментов в том же стиле конца ХVII в., было написано, чуть ли не золотом, стихотворение “Царевнам”, подписанное Есениным, - строк 8 или 12. Насколько мне известно, это стихотворение, по понятным причинам, никогда не было напечатано”.

• 1963 год

Восстановлены купола церкви Екатерининского дворца.

• 1964 год

1 сентября – в Пушкине на улице Труда (Леонтьевская) для средней школы №406 построено новое здание.

• 1965 год

15 мая - в Пушкине проложена улицы Вячеслава Шишкова и генерала Хазова. Поселок Белозерки переименован в переулок Белозерки. Русский писатель Шишков жил в городе с 1929 по 1941 годы. Генерал Хазов – командир 110 стрелкового корпуса освободившего Пушкин и Павловск от немецко-фашистских захватчиков.

• 1966 год

5 марта – в подмосковном санатории в Домодедове на 77-м году жизни умерла Анна Андреевна Ахматова. Похоронена в Комарово, под Ленинградом.

• 1967 год

9 февраля – утвержден проект детальной планировки центральной части города Пушкина.

• 1968 год

15 марта – из письма учащихся школы № 463 города Павловска маме молодогвардейца Сережи Тюленина в Краснодон: “Здравствуйте, уважаемая мама Сережи Тюленина! Наша дружина вот уже год соревнуется за право носить имя Вашего сына. Очень просим Вас дать согласие на присвоение нашей дружине имени Сережи Тюленина. Нами проделана в этом году следующая работа.
1. Отработано всей дружиной на стройке и полях совхоза “Детскосельский” 24 000 человеко-часов.
2. Собрано осенью 15 тонн металлолома и 3 тонны бумаги, 1450 штук книг для детей строителей химического комбината в Каратау.
3. Ребята регулярно работают на швейной фабрике № 1, заводе металлоизделий, аптеке № 1, библиотеке, подшефных садах и домоуправлениях.
4. Мы активно участвуем в общественной жизни школы. Регулярно выпускаются газеты, оформляются стенды, пионерские, октябрятские и комсомольские уголки. Ведется большая пионерская, октябрятская и комсомольская работа. Ребята 8-х классов шефствуют над младшими классами, проводят там сборы, беседы, помогают в учебе.
5. Во всех классах проводятся беседы о Сергее Тюленине, молодогвардейцах, о пионерах-героях.
6. К ленинским дням у нас проведены четыре автобусные экскурсии по всем памятным ленинским местам Ленинграда. Открыт Ленинский зал, где собраны копии ценных документов из музея В. И. Ленина. По всем классам проводятся беседы о жизни и деятельности Ленина, выпускаются газеты, стенды, альбомы о В. И. Ленине. На весенних школьных каникулах учащиеся школы ходили в ленинский поход дружбы к сельским школьникам. Мы помогли им организовать октябрятскую работу, выпустили газеты, стенды, привезли библиотечку книг о Ленине, дали большой концерт художественной самодеятельности. Дружбу с сельскими пионерами мы поддерживаем в течение всего года.
7. В школе регулярно работает 18 кружков. Проводятся школы актива, где каждый учащийся школы работает по какому-либо направлению: октябрятскому, “друзей искусства”, трудовому, учебному, спортивному или туристскому, “зеленый патруль”, санитарному, “красные следопыты”.
8. В школе организованы отряды юных друзей милиции и юных друзей пожарников. Ребята следят за порядком в школе, оказывают всяческую помощь милиции города Павловска; отряд юных друзей пожарников занял первое место среди школ Пушкинского района.
9. Пионеры и комсомольцы выступают с концертами художественной самодеятельности у всех наших шефов и подшефных нам детских садах. Регулярно проводятся культпоходы в театры Ленинграда и кинотеатры города.
10. Недавно в нашей школе прошел смотр художественной самодеятельности “эстафета искусств”. Школа заняла 3-е место среди школ города Пушкина.
11. Мы взяли обязательство собрать 30 тонн металлолома на памятник Сергею Тюленину. За два дня собрано 11 тонн лома.
Учащиеся нашей, 463-й школы переписываются с пионерами и комсомольцами демократических стран. Собраны ценные материалы и открыт интернациональный зал. Мы очень просим Вас, уважаемая мама Сережи Тюленина, дать свое согласие и разрешение на присвоение нашей пионерской дружине имени Сергея Тюленина. С уважением к Вам совет дружины и все ученики, педагогический коллектив школы № 463”.

• 1969 год

25 декабря - открыта новая станция метро “Московская”.

• 1970 год

20 апреля - открыт восстановленный Павловский дворец.

22 апреля – торжественным митингом на месте Екатерининского собора и традиционной демонстрацией начато празднование 100-летия В. Ленина. Население города Пушкина составляет 95000 человек. В городе нет ни одного действующего храма.

• 1971 год

26 января - Ленинградский сельскохозяйственный институт награжден орденом Трудового Красного Знамени. С 1922 по 1970 год институт подготовил свыше 30 тысяч специалистов.

• 1972 год

31 мая – Павловский дворец посетил пианист Вэн Клайберн.

• 1973 год

25 апреля - открыт аэропорт “Пулково”.

На шоссе Подбельского выстроен комплекс зданий, в которых разместились всероссийские научно-исследовательские институты Россельхозакадемии.

Коммунальным отделом райисполкома поднят вопрос о сносе церкви Казанской иконы Божией Матери на Казанском кладбище.

• 1974 год

14 января – в Пушкинском районе проложено Пулковское шоссе.

• 1975 год

9 мая - на площади Победы открыт памятник защитникам города.

• 1976 год

25 мая - в Большом зале Лицея коллективу Всесоюзного музея Александра Сергеевича Пушкина вручен орден Трудового Красного Знамени.

7 ноября – в коммунальной квартире на Московской улице на 69-м году жизни скончалась писательница Татьяна Григорьевна Гнедич (праправнучатая племянница Николая Ивановича Гнедича). Похоронена на Казанском кладбище.

10 ноября – в Ленинграде на 53-м году жизни умер Виктор Александрович Курочкин, автор повести “На войне как на войне”. Похоронен на кладбище поселка Комарово.

• 1977 год

17 марта – в газете “Вперед” напечатана статья о поэте-переводчике Михаиле Травчетове “Поэт, ученик И. Анненского”.

12 декабря – городу Павловску исполнилось 200 лет.

• 1978 год

16 октября - Ожаровская улица переименована в улицу Чистякова.

• 1979 год

10 апреля - принято постановление о воссоздании Янтарной комнаты.

• 1980 год

В Екатерининском дворце для посетителей в числе пяти залов Парадной анфилады Растрелли открыта Янтарная комната. Выполнены живописный плафон и верхний ярус комнаты, расписанный “под янтарь”, воссоздан наборный паркет. Участки, занимаемые янтарными панно, затянуты холстом.

• 1981 год

6 июня - в доме, где летом 1831 года жил Александр Сергеевич Пушкин, после значительных работ по перепланировке внутренних помещений с максимальным приближением к пушкинскому времени вновь открыт музей “Дача А. С. Пушкина” – филиал Всесоюзного музея А. С. Пушкина.

• 1982 год

В реставрационные мастерские Екатерининского дворца-музея устроился на работу Виктор Цой, ставший одним из символов питерского рока (солист музыкальной группы “Кино”, кумир питерских молодежных тусовок. Всей своей жизнью и творчеством Цой выражал протест против застоя, царившего в культурной жизни страны в 1980-х годах).

• 1983 год

Январь - дворцово-парковые ансамбли Пушкина и Павловска получили статус музея-заповедника.

• 1984 год

19 сентября - церкви святой равноапостольной Марии Магдалины в Павловске исполнилось 200 лет.

• 1985 год

1 марта – в Павловске основано “Общество любителей Павловска”.

• 1986 год

19 июня – Знаменской церкви исполнилось 250 лет.

• 1987 год

14 ноября - в Ленинграде и Павловске состоялись торжества по случаю 150-летия железных дорог России. На Витебском вокзале построен стеклянный павильон, в котором размещен макет первого поезда Царскосельской железной дороги.

• 1988 год

2 июня – Софийскому собору исполнилось 200 лет.

• 1989 год

27 февраля – Вокзальная улица переименована в Ахматовскую, Школьный переулок - в улицу Ивана Пущина. Русской Православной Церкви возвращен Софийский собор.

8 июня - в Софийском соборе настоятелем собора протоиереем Геннадием Зверевым отслужена первая Божественная Литургия.

• 1990 год

11 и 18 декабря – газета “Вперед” поместила на своих страницах воспоминания старожила города Дмитрия Павлычева “Собор моего детства”.

• 1991 год

6 мая – в храме святого Николая Чудотворца отслужен первый молебен.

29 июня – в храме святого Николая Чудотворца отслужена Божественная Литургия.

Русской Православной Церкви возвращен Феодоровский собор.

 


 
Летопись собора
Летописный календарь
Житие святой Екатерины
Видео святая великомученица Екатерина
Протоиерей Иоанн Кочуров
Фотоальбом
Видеогалерея
Панорамы Царского Села
Баннеры
Буклеты
Bouclette


 







 
 
 
 

Разработка и проектирование и поддержка ТО "Духовное наследие"
© Разработка и проектирование Климентьев В.,2007 г.

 
При использовании материалов сайта Благотворительного фонда "Воссоздание собора святой Екатерины в Царском Селе" просьба давать ссылку на http://www.sobor-ekaterina.ru